Постановление Президиума Московского городского суда от 29.06.2012 по делу 44г-90/12

Автор: | Октябрь 31, 2015

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 июня 2012 г. по делу N 44г-90/12

Судья 1-й инстанции: Семченко А.В.

Судьи 2-й инстанции: Оганова Э.Ю. — предс.

Казакова О.Н.

Вишнякова Н.Е. — докл.

 

Президиум Московского городского суда в составе

Председателя Президиума Фомина Д.А.

и членов Президиума Мариненко А.И., Курциньш С.Э., Васильевой Н.А., Базьковой Е.М.,

рассмотрел в судебном заседании по докладу судьи Князева А.А. гражданское дело по заявлению В.В.А. к нотариусу города Москвы Л.Т.В. об обжаловании постановления об отказе в совершении нотариального действия, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов, переданное для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда по кассационной (надзорной) жалобе заявителя В.В.А. на решение Мещанского районного суда города Москвы от 05 апреля 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 декабря 2011 года,

 

установил:

 

В.В.А. обратился в суд с заявлением к нотариусу города Москвы Л.Т.В. об обжаловании постановления об отказе в совершении нотариального действия, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов, ссылаясь на нарушение своих прав по вине заинтересованного лица.

Решением Мещанского районного суда города Москвы от 05 апреля 2011 года в удовлетворении заявленных В.В.А. требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 декабря 2011 года решение суда оставлено без изменения.

В кассационной (надзорной) жалобе заявитель В.В.А. ставит вопрос об отмене решения суда и определения судебной коллегии, считая их неправомерными.

Определением судьи Московского городского суда Князева А.А. от 18 июня 2012 года кассационная (надзорная) жалоба передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной (надзорной) жалобы, выслушав объяснения заявителя В.В.А., Президиум Московского городского суда приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии с ч. 3 ст. 1 ГПК РФ гражданское судопроизводство ведется в соответствии с федеральными законами, действующими во время рассмотрения и разрешения гражданского дела, совершения отдельных процессуальных действий или исполнения судебных постановлений (судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции), постановлений других органов.

Федеральным законом от 09 декабря 2010 года N 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» изменен порядок пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений и принята новая редакция ГПК РФ, в рамках которой надзорный порядок обжалования в порядке гл. 41 ГПК РФ изменен на кассационный.

Согласно ст. 4 Федерального закона от 09 декабря 2010 года N 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» настоящий Федеральный закон вступает в силу с 01 января 2012 года, за исключением положений, для которых настоящей статьей установлен иной срок вступления их в силу.

Таким образом, настоящая жалоба подлежит рассмотрению в новом кассационном (ранее — надзорном) порядке по правилам гл. 41 ГПК РФ в редакции Федерального закона от 09 декабря 2010 года N 353-ФЗ.

Обратившись в суд с настоящим заявлением, В.В.А. исходил из того, что 19 июня 2009 года он обратился к нотариусу города Москвы Л.Т.В. с заявлением об удостоверении его подписи на самостоятельно изготовленном им заявлении, адресованном нотариусу города Астрахани Ш.Л.А., о выдаче денежных средств с депозита нотариуса города Астрахани Ш.Л.А; в означенном заявлении от 19 июня 2009 года В.В.А. указал, что просит не проводить какую-либо дополнительную правовую и техническую работу, так как заявление, адресованное нотариусу города Астрахани Ш.Л.А., изготовлено им лично по образцу, представленному нотариусом, в связи с чем просил не взимать плату за правовую и техническую работу; постановлением нотариуса города Москвы Л.Т.В. от 29 июня 2009 года в совершении нотариального действия — удостоверении подписи В.В.А. на заявлении — без взыскания платы за правовую и техническую работу отказано; в качестве основания отказа в совершении нотариального действия указан отказ В.В.А. от оплаты правовой и технической работы нотариуса.

Рассматривая данное гражданское дело, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных В.В.А. требований, сославшись на то, что нормы действующего законодательства не содержат запрета на взимание нотариусами платы за правовую и техническую работу; нотариусом города Москвы Л.Т.В. предложено В.В.А. оплатить услуги правового и технического характера; В.В.А. от оплаты труда нотариуса по проведению правовой и технической работы отказался, вследствие чего в отсутствие оплаты названных услуг отказ нотариуса в удостоверении подписи В.В.А. на заявлении является правомерным.

Однако, при этом, суд не учел, что в соответствии со ст. 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате источником финансирования деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, являются денежные средства, полученные им за совершение нотариальных действий и оказание услуг правового и технического характера, другие финансовые поступления, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

Положения ст. ст. 22 — 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате допускают, помимо оплаты непосредственно нотариальных действий, возможность оплаты и иных услуг, оказываемых нотариусами при осуществлении нотариальной деятельности.

Вместе с тем, предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера по своей сути являются дополнительными (факультативными) по отношению к собственно нотариальным действиям, содержание которых определяется законодательством.

В силу ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе.

В соответствии со ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора; понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Тем самым, согласно закону лицо, обращающееся к нотариусу, не связано необходимостью получения от нотариуса — помимо нотариальных действий — дополнительно услуг правового или технического характера. Получение этих услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер: при его несогласии с формой, структурой, размерами оплаты этих услуг и прочими условиями такие услуги не оказываются, а их навязывание нотариусом недопустимо. Лицо, обратившееся к нотариусу, вправе при необходимости самостоятельно осуществлять соответствующие действия правового и технического характера.

Отказывая в удовлетворении заявленных В.В.А. требований, суд также указал на то, что нотариус при совершении любого нотариального действия обязан провести правовую экспертизу документов и предлагаемых проектов сделок, данные услуги по проведению правовой экспертизы подлежат оплате.

Однако, судом не было принято во внимание то, что в силу ст. 13 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий, с тем чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред.

В соответствии со статьями 9, 16, 48 и 50 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус при совершении нотариальных действий обязан обеспечить их законность, соблюдать правила ведения делопроизводства (включая требования к ведению реестра и наследственного дела), оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий.

По смыслу приведенных положений законодательства Российской Федерации реализация нотариусами названных публичных обязанностей в ходе совершения нотариальных действий не может одновременно рассматриваться в качестве оказания ими каких-либо самостоятельных услуг правового и технического характера.

В силу ст. 80 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус свидетельствует подлинность подписи на документе, содержание которого не противоречит законодательным актам Российской Федерации; нотариус, свидетельствуя подлинность подписи, не удостоверяет фактов, изложенных в документе, а лишь удостоверяет, что подпись сделана определенным лицом.

В.В.А. обратился к нотариусу города Москвы Л.Т.В. с заявлением об удостоверении его подписи на изготовленном им заявлении, адресованном нотариусу города Астрахани Ш.Л.А., о выдаче денежных средств с депозита нотариуса города Астрахани Ш.Л.А.; соответственно, оказания каких-либо дополнительных самостоятельных услуг правового и технического характера, помимо собственно совершения нотариального действия — удостоверения его подписи на заявлении, в настоящем случае не требовалось.

Согласно ст. 48 Основ законодательства РФ о нотариате нотариус отказывает в совершении нотариального действия, если: совершение такого действия противоречит закону; действие подлежит совершению другим нотариусом; с просьбой о совершении нотариального действия обратился недееспособный гражданин либо представитель, не имеющий необходимых полномочий; сделка, совершаемая от имени юридического лица, противоречит целям, указанным в его уставе или положении; сделка не соответствует требованиям закона; документы, представленные для совершения нотариального действия, не соответствуют требованиям законодательства.

В соответствии со ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Тем самым, такое основание для отказа в совершении нотариального действия, как отказ от оплаты навязываемой правовой и технической работы нотариуса, проведение которой заявителю не требовалось, законом не предусмотрено; лицо, обратившееся к нотариусу за удостоверением подписи на документе, вправе самостоятельно подготовить данные документы в соответствии с законодательством Российской Федерации; более того, в силу действующего законодательства, нотариус, свидетельствуя подлинность подписи, не удостоверяет фактов, изложенных в документе, а лишь удостоверяет, что подпись выполнена определенным лицом.

Названные правовая позиция соответствует разъяснениям Конституционного Суда РФ, приведенным в Определении от 01 марта 2011 года N 272-О-О, которое в силу ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» носит общеобязательный характер, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Тем самым, данное судебное решение законным признано быть не может, так как постановлено с существенным нарушением приведенных норм материального права с одновременным игнорированием судом установленных самим этим судом юридически значимых обстоятельств.

Несмотря на наличие установленных гражданским процессуальным законом (ст. 362 ГПК РФ в редакции, действовавшей до 01 января 2012 года) оснований к отмене решения суда, судебная коллегия оставила решение суда без изменения, в связи с чем определение судебной коллегии также не может быть признано законным.

Оценивая приведенные нарушения, допущенные судом и судебной коллегией, президиум приходит к выводу о существенном характере таких нарушений, повлиявшем на исход дела и на содержание вынесенных судебных постановлений, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов заявителя В.В.А.

При таких данных, судебное решение и определение судебной коллегии подлежат отмене с направлением гражданского дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Принимая во внимание, что при рассмотрении заявления об обжаловании отказа в совершении нотариального действия суд в силу требований гражданского процессуального закона обязан не только проверить правомерность соответствующего отказа нотариуса, но и должен, в случае признания незаконным отказа в совершении нотариального действия, обязать нотариуса совершить такое действие (ст. 312 ГПК РФ), то суду при новом рассмотрении настоящего дела следует обсудить вопрос о привлечении к участию в деле в качестве второго (помимо собственно Л.Т.В.) заинтересованного лица того нотариуса города Москвы, которому передан на хранение нотариальный архив Л.Т.В., полномочия которой в качестве нотариуса, как указано в информационном письме Московской городской нотариальной палаты, прекращены с 20 декабря 2010 года на основании приказа Главного управления юстиции по городу Москве от 24 января 2011 года N 11-нк.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 387 — 388, 390 ГПК РФ,

 

постановил:

 

Решение Мещанского районного суда города Москвы от 05 апреля 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 декабря 2011 года — отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

 

Председатель Президиума

Московского городского суда

Д.А.ФОМИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *