Кассационная жалоба на апелляционное определение Нижегородского областного суда по делу 33-10552/2015 от 27.10.2015

В Президиум Нижегородского областного суда

От заявителя Воронина Евгения Андреевича

Проживающего по адресу: ****

Заинтересованное лицо (Нотариус): Раянова Альбина Наилевна

Зарегистрированный по адресу: 603033, г.Н.Новгород, ул. Путейская, д. 30, пом.1

Кассационная жалоба
на апелляционное определение Нижегородского областного суда г.Нижнего Новгорода от 27.10.2015г. по гражданскому делу № 33-10552/2015

22.04.2015 я обратился к нотариусу Раяновой А.Н. для освидетельствования подписи на карточке образцов подписей (банковской карточке). При этом, сам бланк карточки мною самостоятельно был изготовлен и заполнен. Согласно пп. 10 п.1 ст. 22.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 N 4462-1, стоимость этого нотариального действия составляет 200 рублей. Предъявив нотариусу бланк карточки и все необходимые документы, я просил его засвидетельствовать подпись за 200 рублей. Однако, нотариус отказал мне в этом, ссылаясь на необходимость оплаты услуг правового и технического характера.

19.06.2015 Канавинским районным судом города Нижнего Новгорода рассмотрено заявление Воронина Е.А. об оспаривании отказа в совершении нотариального действия, взыскании судебных расходов. Решением Канавинского районного суда по делу 2-3425/2015 заявление было удовлетворено. Суд обязал нотариуса Раянову А.Н. совершить нотариальное действие без взимания с заявителя платы за дополнительные услуги правового и технического характера. Дополнительным решением суда с нотариуса были взысканы судебные расходы в размере 2000 рублей.

Апелляционным определением Нижегородского областного суда от 27.10.2015 по делу № 33-10552/2015 решение Канавинского районного суда отменено полностью.

Заявитель считает, что апелляционное определение Нижегородского областного суда не отвечает требованиям обоснованности, законности, вынесено с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

Первый довод суда апелляционной инстанции гласит: «В качестве нового доказательства принято письмо Нижегородской нотариальной палаты № 04-31-2060 от 23.10.2015 года. Из вышеуказанного письма следует, что при совершении нотариального свидетельствования подлинности подписи на карточке с образцами подписей и оттиска печати, нотариусом производится ряд существенных действий правового характера, направленных на выявление допустимости совершения такого действия: проверка действительности паспорта гражданина РФ, путем направлении в Федеральную миграционную службу запроса в электронном виде, проверка правового статуса лица – заявителя нотариального действия относительно индивидуального предпринимателя – направление в Федеральную налоговую службу запроса в электронном виде; при этом используется усиленная квалифицированная электронная подпись нотариуса и средства криптографической защиты, что подразумевает применение специальных технических средств и специального программного обеспечения. Также проводится правовая экспертиза карточки: исследование ее формы и содержания на предмет из соответствия требованиям действующего законодательства Российской Федерации (Инструкции Банка России от 30.05.2014 г. № 153-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам). Депозитных счетов»; установление факта существования банка в который планируется представление карточки.»

Считаю, что письмо Нижегородской Нотариальной Палаты не может быть принято как решающее доказательство, на основе которого базируется судебный акт, поскольку это письмо не является нормативно-правовым актом и лишь выражает частное мнение представителей Палаты. К тому же суд не учел заинтересованность Палаты в исходе дела, поскольку единственным источником финансирования Палаты являются сборы с нотариусов. Фактически, доводы нотариального письма являются выражением мнения заинтересованных лиц, а именно всех нотариусов г.Нижнего Новгорода, заинтересованных в отказе суда по моему заявлению. Суд второй инстанции установил, что действия нотариуса по проверке действительности паспорта гражданина РФ, проверка правового статуса лица, правовая экспертиза карточки, постановка печати, запросы в госорганы с применением средств криптографической защиты являются дополнительными услугами правового характера вне рамок нотариальных действий, ориентируясь лишь на мнение Нижегородской Нотариальной Палаты, при этом не приняв во внимание и не дав оценку позиции Конституционного суда в определении 272-О-О от 01.03.2011, согласно которой: «в соответствии со статьями 9, 16, 48 и 50 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус при совершении нотариальных действий обязан обеспечить их законность, соблюдать правила ведения делопроизводства (включая требования к ведению реестра и наследственного дела), оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий. Реализация нотариусами этих публичных обязанностей в ходе совершения нотариальных действий не может одновременно рассматриваться в качестве оказания ими услуг правового и технического характера. Получение этих дополнительных услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер: при его несогласии с формой, структурой, размерами оплаты этих услуг и прочими условиями такие услуги не оказываются, а их навязывание нотариусом недопустимо. Лицо, обратившееся к нотариусу, вправе при необходимости самостоятельно осуществлять соответствующие действия.»

Учитывая изложенное, действия нотариуса по оценке (правовой экспертизе) представленных участниками гражданского оборота документов входит в содержание нотариального действия. Также, в ст. 45 Основ законодательства о нотариате применительно к удостоверению сделок прямо указано, что нотариус обязан разъяснить сторонам смысл и значение представленного ими проекта сделки и проверить, соответствует ли его содержание действительным намерениям сторон и не противоречит ли требованиям закона. Здесь не может идти речь о какой-то дополнительной правовой и технической работе, поскольку правовая экспертиза на соответствие требованиям действующего законодательства РФ полностью охватываются содержанием соответствующего нотариального действия, за которое установлена пошлина (в нашем случае, 200 рублей). Правильность подобного толкования подтверждается и общероссийской судебной практикой:

 

— Касс. определение Нижегородского областного суда от 03.05.2011 по делу 33-4457/2011

— Постановление Президиума Московского гор. суда от 18.01.2013 по делу 44г-220

— Постановление Президиума Московского гор. суда от 29.06.2012 по делу 44г-90/12

— Апелл. определение Московского городского суда от 26.10.2012 по делу 11-23735

 

Письмо федеральной нотариальной палаты от 25 июля 2014 г. N 1986/03-16.3 указывает также на недопустимость навязывания нотариусами дополнительных услуг правового и технического характера и то, что такие услуги являются факультативными и оказываются лишь по личной просьбе заявителя.

Если бы я попросил нотариуса самостоятельно подготовить проект банковской карточки, не имея собственного проекта, тогда составление и распечатку такого проекта нотариусом можно считать правовой и технической работой. Суд 2-й инстанции не учел, что материалы дела не содержат доказательств наличия такой просьбы с моей стороны, напротив, в заявлении нотариусу я указывал, что в дополнительных услугах правового и технического характера не нуждаюсь.

К вопросу о том, что входит в понятие «услуги правового и технического характера», имеется также письмо Министерства финансов РФ от 19 января 2012 г. N 03-05-06-03/01, согласно которому:

«За составление проектов сделок, доверенностей, заявлений, завещаний и других документов, за выполнение технической работы по изготовлению нотариальных документов НК РФ не предусмотрено уплаты государственной пошлины.

За выполнение вышеперечисленных действий, определенных ст. 15 Основ о нотариате, как за оказание услуг правового и технического характера, взимается плата с учетом себестоимости затрат на составление данных документов.»

Ст. 15 Основ нотариата также гласит: нотариус имеет право… составлять проекты сделок, заявлений и других документов, изготовлять копии документов и выписки из них, а также давать разъяснения по вопросам совершения нотариальных действий;

Согласно же ст. 16 Основ нотариата: Нотариус обязан отказать в совершении нотариального действия в случае его несоответствия законодательству Российской Федерации или международным договорам.

Таким образом, в понятие услуги правового характера входит составление проектов заявлений, договоров, иных документов, а к услугам технического характера следует отнести распечатку, ксерокопирование, изготовление выписок. Ничего из этого списка в нашем случае не требовалось, поскольку я представил нотариусу уже готовый и заполненный проект банковской карточки и в заявлении нотариусу указал, что отказываюсь от дополнительных услуг, поскольку они не требуются. Осмотр же документа (правовая экспертиза) – это обязанность нотариуса, т.к. он обязан отказать в случае несоответствия документа заявителя законодательству, осмотр документов не является доп.услугой правового характера. Но нотариус все равно требовал оплаты услуг правового и технического характера, причем на условиях «без их фактического оказания». При оплате неоказанных дополнительных услуг это привело бы к неосновательному обогащению нотариуса.

В том случае, если проект банковской карточки не соответствовал требованиям законодательства, имел неточности, другие недостатки, то об этом нотариус должен указать в качестве основания для отказа в совершении нотариального действия в соответствующем постановлении. Однако в отказном письме нотариус указал лишь на одну причину отказа – неоплата услуг правового и технического характера. Статья 48 Основ законодательства о нотариате устанавливает исчерпывающий перечень причин для отказа, такой причины как «отказ заявителя воспользоваться услугами ПТХ и оплатить их» он не содержит. Суд второй инстанции не учел и не дал оценку и этому факту.

Имеются и существенные процессуальные нарушения, так, судом второй инстанции был направлен запрос в Нижегородскую Нотариальную Палату по своей инициативе, в отсутствии ходатайств лиц, участвующих в деле, т.е. суд, фактически, решил обеспечить доказательствами сторону нотариуса, чем нарушил как принцип состязательности и равноправия сторон в процессе (ст. 12 ГПК РФ, ч.3 ст.123 Конституции РФ), так и саму процедуру разбирательства дела в суде второй инстанции. Так, направляя запрос в Палату, суд фактически перешел к рассмотрению дела по правилам первой инстанции, однако соответствующего определения, установленного ч.5 ст.330 ГПК РФ судом 2-й инстанции не выносилось. Указанные ч.4 ст. 330 ГПК РФ основания для перехода к рассмотрению дела по правилам 1-й инстанции судом не устанавливались. У апелляции не имелось оснований из указанных в ч.4 ст.330 ГПК РФ переходить к рассмотрению дела по правилам 1-й инстанции.

Приобщение письма Палаты в качестве доказательства также было с нарушениями. Так, согласно правилам ст. 327.1 ГПК РФ, дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение. Такого определения судом не выносилось, причины возможности или невозможности представления данного доказательства в суде 1-й инстанции, в заседаниях апелляции не исследовались.

Хотел бы обратить Ваше внимание и на то, что согласно ст.80 Основ нотариата, свидетельствуя подлинность подписи, нотариус удостоверяет, что подпись на документе сделана определенным лицом, но не удостоверяет фактов, изложенных в документе. Таким образом, действия нотариуса по направлению запросов в банк, запросов в госорганы с применением средств криптографической защиты являются излишними и направлены лишь на оправдание взимания дополнительной платы и попытку неосновательно обогатиться за счет заявителя. На практике ни один нотариус не отсылает запросов в банк при освидетельствовании подписи на банковской карточки.

Следующий довод суда второй инстанции «в данном деле отсутствует навязывание нотариальных услуг, поскольку у лица, имеющего намерение открыть расчетный счет, имеется право и возможность оформления карточки с образцами подписей и оттиска печати без обращения к нотариусу. В связи с чем, в рассматриваемом споре, отсутствует нарушенное право заявителя.» не имеет правового значения, поскольку нотариусом было нарушено право заявителя на получение нотариальной услуги по установленному государственному тарифу. Ст.310-312 ГПК РФ, как и ст. 48, 49 Основ нотариата не предусматривают определения судом всех способов, каким образом заявитель мог оформить себе банковскую карточку. Напротив, суду следовало установить законность отказа нотариуса, согласно моему заявлению и причины отказа, согласно отказному письму нотариуса. Факт наличия или отсутствия у заявителя альтернативы (оформить банковскую карточку непосредственно в банке) не имеет правового значения для разрешения дела. Таким образом, выясняя способы открытия банковского счета без оформления банковской карточки у нотариуса, суд второй инстанции вышел за рамки рассмотрения настоящего дела, что существенно нарушает принцип справедливого судебного разбирательства, состязательности и равноправия сторон в процессе (ст. 12 ГПК РФ, ч.3 ст. 123 Конституции РФ). Решение суда не может быть основано на том, что заявитель мог оформить карточку непосредственно в банке, тем более эта причина не была заявлена в отказном письме нотариуса, также это не является основанием для отказа согласно ст.48 Основ нотариата. Выбор способа оформления банковской карточки (у нотариуса или в банке) целиком и полностью лежит на заявителе, иное привело бы к ограничению заявителя в способах осуществления своих прав по своему усмотрению и нарушении ч.1 ст. 9 ГК РФ и ч.3 ст.55 Конституции РФ. Кроме того, оформление карточки непосредственно в банке связано с высокими транспортными издержками (офис банка находится в Москве).

Следующий довод суда второй инстанции «Не согласившись с размером оплаты нотариального действия в сумме 200 рублей, Воронин Е.А. в письменных обращениях просил засвидетельствовать одну подпись ИП на банковской карточке за 200 рублей. Из чего, судебная коллегия приходит к выводу, что Воронин Е.А., добровольно отказался от получения нотариальной услуги.» полностью противоречит материалам дела. Имеет значение тот факт, что нотариус неправомерно требовал оплаты дополнительных услуг правового и технического характера, от которых заявитель отказался, выполнив всю правовую и техническую работу самостоятельно. Незаконные требования нотариуса являются по своей сути отказом в совершении нотариального действия на тех условиях, которые предусмотрены действующим законодательством, а именно пп. 10 п.1 ст. 22.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (200 руб.). Данный факт суд второй инстанции не учел и не дал оценку.

Следующий довод суда второй инстанции «Поскольку определением Канавинского районного суда г.Н.Новгорода от 25 июня 2015 года прекращено производство по гражданскому делу по заявлению Воронина Е.А. об оспаривании отказа в совершении нотариального действия нотариусом г.Н.Новгорода Раяновой А.Н. в части требований о признании незаконным навязывания нотариусом услуг правового и технического характера… в связи с отказом от требований. Данное определение в апелляционном порядке не обжаловалось, вступило в законную силу.» не имеет правового значения для разрешения дела, поскольку законодательством РФ не установлено, что отказ заявителя от части своих исковых требований означает признание заявителем таких требований незаконными. Это лишь означает, что суду нет необходимости выносить свой вердикт по этим требованиям.

Нарушения, допущенные судом второй инстанции при рассмотрении дела, являются существенными и привели к неправильному разрешению дела, что нарушает право заявителя на осуществление прав по своему усмотрению (ст.9 ГК РФ, ч.3 ст.55 Конституции РФ) и на получение нотариальной услуги освидетельствования подписи на банковской карточке по установленному действующим законодательством нотариальному тарифу (200 руб.) без оплаты услуг, в которых заявитель не нуждается и которые не могли быть оказаны, т.к. заявитель самостоятельно произвел всю необходимую дополнительную правовую и техническую работу. Не принял суд во внимание и то, что причина, указанная нотариусом в отказном письме не соответствует ст.48, 49 Основ нотариата. Суд 2-й инстанции вышел за установленные ст. 310-312 ГПК РФ и ст. 48-49 Основ нотариата рамки рассмотрения настоящего дела, установленные моим заявлением и отказом нотариуса, проигнорировал публичность нотариальной услуги и причины отказа, согласно нотариального письма и начал входить в обсуждение для чего мне нужна эта услуга и могу ли я обойтись без нее, проигнорировав довод, что отказ в нотариальной услуге может быть только по ограниченному перечню причин, установленных ст. 48-49 Основ Нотариата. Таким образом, апелляцией был нарушен принцип состязательности и равноправия сторон в процессе (ст.12 ГПК РФ и ч.3 ст. 123 Конституции РФ) и огранена моя свобода в способе осуществления своих прав по своему усмотрению в нарушение ч.1 ст. 9 ГК РФ и ч.3 ст.55 Конституции РФ. Также допущены нарушения процедуры перехода суда к рассмотрению дела по правилам 1-й инстанции, процедуры истребования и приобщения нового доказательства (письма Палаты), при этом противоречащего по содержанию ст.15, 16 Основ нотариата, а также Определению Конституционного суда по делу 272-О-О от 01.03.2011. Позиция Конституционного суда апелляцией не была учтена. Инициатива суда в истребовании новых доказательств для другой стороны нарушает принцип состязательности и равноправия в процессе (ч.3 ст. 123 Конституции РФ, ст. 12 ГПК РФ). Приравнение письма нотариальной Палаты в качестве более весомого доказательства, чем мнение Конституционного суда ставит под сомнение законность постановления суда апелляционной инстанции.

В заключение, хотелось бы отметить, тема навязывания нотариусами дополнительных услуг правового и технического характера неоднократно обсуждалась в СМИ и каждый раз находила отклик у ведущих экспертов и правоведов, что это недопустимо. По данному вопросу в Интернете есть ряд публикаций, в т.ч. на оффициальном сайте Федеральной Нотариальной Палаты (https://notariat.ru/publ/column/14062/, http://rapsinews.ru/legislation_publication/20140826/271978005.html ).

Учитывая вышеизложенное, руководствуясь общеправовыми принципами, справедливости, принимая во внимание фактические обстоятельства дела, в соответствии со ст. 195-198, 387, 390 ГПК РФ, ПРОШУ:

 

  1. Апелляционное определение Нижегородского областного суда г.Нижнего Новгорода от 27.10.2015г. по гражданскому делу № 33-10552/2015 отменить.
  2. Решение Канавинского районного суда г.Нижнего Новгорода по делу 2-3425/2015 от 19.06.2015 оставить в силе.
  3. Дополнительное решение Канавинского районного суда г.Нижнего Новгорода по делу 2-3425/2015 от 19.06.2015 о возмещении судебных расходов оставить в силе.

 

Приложение: — Копии жалобы по числу сторон

— Заверенная копия решения по делу № 2-3425/2015

— Заверенная копия дополнительного решения по делу № 2-3425/2015

— Заверенная копия апелляционного определения по делу 33-10552/2015

— Квитанция об оплате госпошлины

 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о