Quo vadis, notarius? (Мананников О.В., 2018г.)

Мананников Олег Владимирович, частнопрактикующий юрист, кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена критическому анализу порядка исчисления размера платы за услуги технического и правового характера, оказываемые нотариусами России. Подвергается сомнению правомерность действий нотариального сообщества с учетом экономических реалий и позиций Конституционного и Верховного судов России.

Ключевые слова: нотариус, услуги, плата, пошлина, согласие, сделка, нотариальное действие, закон, воля, право.

Десять лет назад одна из статей <1>, посвященных институту нотариата, завершалась словами «…при решении всех спорных вопросов как правового, так и организационного характера необходимо помнить, в первую очередь, о соблюдении прав и интересов тех лиц, ради которых создан и существует нотариат, т.е. российских граждан». Давний призыв не утратил своей актуальности, а современный вектор развития нотариата как органа бесспорной юрисдикции и превентивного правосудия, к сожалению, ничего, кроме печали, не вызывает. Думается, что призрак «золотого тельца» затмил благую цель, провозглашенную в ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате <2> (далее — Основы): «Нотариат в Российской Федерации призван обеспечивать <…> защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации». В поддержку выдвинутой гипотезы рассмотрим частные ситуации с последующими индуктивными умозаключениями.

<1> Мананников О.В. О концепции развития нотариата в России // Российская юстиция. 2008. N 11. С. 47 — 50.
<2> Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. Верховным Советом Российской Федерации от 11.02.1993 N 4462-1) (ред. от 23.05.2018) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 10. С. 357.

В июне 2017 г. нотариус города Пензы Л.Г. Михайлович удостоверила согласие родителя на выезд за границу несовершеннолетнего ребенка (запись в реестре N 2-1514). При этом взыскала с гражданина государственную пошлину (по тарифу) в размере 500 рублей и плату за услуги правового и технического характера — 1 650 рублей. Спустя шесть месяцев, в январе 2018 г., нотариус города Пензы И.Б. Щебуняев совершил такое же нотариальное действие (запись в реестре N 58/62-н/58-2018-3-112) и взыскал с того же гражданина тариф в размере 100 рублей и плату за услуги — 1 810 рублей.
В обоих случаях гражданин представил нотариусам проект текста документа на электронном носителе (флэш-карта и e-mail). Проект учитывал требования консульств стран посещения и почти дословно воспроизведен в окончательном формате. Однако суть не в том, что «услуг правового и технического характера» оказано почти не было, так как обратившемуся никто и ничего не разъяснял, отчего гражданин, будучи кандидатом юридических наук, особо не расстроился. И даже не в том, что гражданин не припоминает, чтобы нотариус Щебуняев лично с ним общался, однако обязанности, отраженные в удостоверительной надписи, как-то выполнил. Впрочем, чего в жизни не бывает.

Речь о другом. О странностях и отличиях в размерах тарифов и платы за услуги правового и технического характера (далее — услуги). В первом случае нотариус взыскала государственную пошлину (тариф) в размере 500 рублей, руководствуясь, видимо, подп. 6 п. 1 ст. 333.24 Налогового кодекса Российской Федерации (часть вторая) (далее — НК РФ) и абз. 2 ст. 22 Основ, так как указала, что это государственная пошлина, а не просто тариф. Либо это тариф, предусмотренный абз. 3 ст. 22 и подп. 5 п. 1 ст. 22.1 Основ. И в том и в другом случае сумма одна и та же и взимается за удостоверение сделок, предмет которых не подлежит оценке. Отличие лишь в том, что Основы устанавливают тариф за удостоверение сделок, для которых законодательством России не предусмотрена обязательная нотариальная форма, а НК РФ, напротив, говорит о государственной пошлине за удостоверение сделок, которые должны быть нотариально удостоверены. То есть нотариус расценила согласие родителя на выезд несовершеннолетнего ребенка как сделку. Не вдаваясь в подробности набившего оскомину спора о том, что представляет собой такое согласие родителя и как это волеизъявление коррелирует с понятием сделки, установленным в ст. 153 Гражданского кодекса России (далее — ГК РФ), отметим лишь одно. Никаких гражданских прав и обязанностей это волеизъявление не порождает, и вызвано оно не своей волей и своим интересом гражданина (п. 2 ст. 1 ГК РФ), а требованиями административного характера <3>, относящимися не к гражданскому праву, а к ювенальной юстиции. Фактически и юридически это не волеизъявление, а принудительное исполнение обязанности, возложенной на гражданина очередным законом, под страхом наступления негативного последствия — запрета выезда ребенка за рубеж. Грустно наблюдать, как, пользуясь этим, нотариус игнорирует юридическую логику, разъяснения Минфина <4>, рекомендации Федеральной нотариальной палаты <5> (далее — ФНП) и взимает государственную пошлину (тариф) больше положенной в пять (!) раз. Весьма странная защита прав и законных интересов граждан, не правда ли? Остается надеяться, что при проверке реестров этого нотариуса фискальными органами и органами юстиции излишне уплаченная государственная пошлина (тариф) будет возвращена гражданину. Хотя вряд ли.

<3> См.: ст. 20 Федерального закона от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (ред. от 19.02.2018) // СПС «КонсультантПлюс».
<4> См., например: письма Министерства финансов Российской Федерации от 22 апреля 2013 г. N 03-05-06-03/13701; от 27 октября 2011 г. N 03-05-06-03/82 и др., где четко указан размер тарифа (100 рублей) и приведено обоснование // СПС «КонсультантПлюс».
<5> «…Нотариально удостоверенное согласие на выезд предъявляется на границе <…> За совершение указанного нотариального действия нотариусом взимается тариф, предусмотренный подп. 26 п. 1 ст. 333.24 Налогового кодекса Российской Федерации (прочее нотариальное действие), в размере 100 рублей». URL: https://notariat.ru/sovet/pages/tag/soglasiia (дата обращения: 03.06.2018).

Нотариус И.Б. Щебуняев правомерно взыскал не государственную пошлину, а тариф в размере 100 рублей, руководствуясь, видимо, абз. 2 ст. 22 Основ и подп. 26 п. 1 ст. 333.24 НК РФ.
Что касается платы за услуги, то здесь ситуация сложнее и запутаннее. Рассмотрим ее с учетом действующих правил и цифр только на втором примере. Итак, откуда же взялась непомерная, по мнению автора, сумма платы за некие услуги правового и технического характера?
Эти услуги упоминаются в пяти статьях Основ. И первая по порядку из них ст. 23 Основ указывает, что «источником финансирования деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, являются денежные средства, полученные им за совершение нотариальных действий и оказание услуг правового и технического характера, другие финансовые поступления, не противоречащие законодательству Российской Федерации».
Две последующие статьи — 25 и 30 Основ носят бланкетный характер и регламентируют полномочия ФНП и нотариальной палаты субъекта Российской Федерации, в том числе в отношении определения размера денежных средств за оказание услуг. Наконец, последние две статьи — 103.1 и 103.7 Основ упоминают редкие исключения, когда плата за услуги не взимается.
Следует признать, что упоминание о плате за услуги появилось в ст. 23 Основ в первоначальной редакции, т.е. с 1993 г. В то сложное переходное время латинский нотариат только создавался в России. Напряженная политическая обстановка, экономический спад и отсутствие целостной системы гражданского законодательства — это малые штрихи к картине тех лет. Видимо, поэтому ст. 22 Основ звучала тогда так: «За совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий (дубликатов) документов и выполнение технической работы нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, взимает государственную пошлину по ставкам, установленным законодательством Российской Федерации. За выполнение действий, указанных в части первой настоящей статьи, когда для них законодательными актами Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает плату по тарифам, соответствующим размерам государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичного действия в государственной нотариальной конторе. В других случаях тариф определяется соглашением между физическими и (или) юридическими лицами, обратившимися к нотариусу, и нотариусом». Ныне в ст. 22 Основ упоминаются только нотариальные действия и пошлина (тариф) за их совершение.
Даже не обладая юридическими знаниями, можно обнаружить, что первоначальный текст Основ более соответствует духу защиты прав и интересов граждан, нежели текущий. Очевидно, что Основы 1993 г. включали в тариф все услуги, работы и действия нотариуса при обязательной нотариальной форме документа. В случае, когда закон не требовал обязательной нотариальной формы, этот тариф определялся соглашением между нотариусом и участниками гражданского оборота.

Но шло время, менялись общество, общественные отношения и законодательство. Вслед за ними постепенно менялись институт нотариата и его отношение к оплате своих услуг <6>. И вот уже в 2016 г. ФНП заявляет, что размер стоимости услуг, а также перечень льгот «…какими-либо нормативно-правовыми актами не установлены», но не установлен и запрет на возможность принятия нотариальной палатой собственного решения по этим вопросам <7>. К тому времени ст. 22 Основ уже не содержала упоминания о том, что государственная пошлина (тариф) включает в себя оплату всех, а не только нотариальных действий нотариуса. Таким образом, регулирование оплаты услуг нотариуса оказалось в правовой лакуне, и ФНП, не имея нормативной базы, решила самостоятельно урегулировать правоотношения. Тем более что такой подход получил поддержку на законодательном уровне отдельных субъектов и даже прошел через горнило судебных споров <8>.

<6> Письмо ФНП от 25 июля 2014 г. N 1986/03-16.3 «О взыскании нотариусами тарифов за оказание услуг правового и технического характера при совершении нотариального действия по регистрации уведомлений о залоге движимого имущества»; письмо ФНП от 9 сентября 2014 г. N 2508/03-16.3 «О регистрации уведомлений о залоге движимого имущества». URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online (дата обращения: 03.06.2018).
<7> Ответы на вопросы о применении Кодекса профессиональной этики нотариусов в Российской Федерации (утв. решением Правления ФНП, Протокол от 15.02.2016 N 02/16) // Нотариальный вестник. 2016. N 4 (ответ на вопрос N 4).
<8> Определение Верховного Суда РФ от 17 ноября 2010 г. N 5-Г10-177 «Об оставлении без изменения решения Московского городского суда от 27.07.2010, которым было отказано в удовлетворении заявления об оспаривании отдельного положения Закона города Москвы от 19.04.2006 N 15 «Об организации и деятельности нотариата в городе Москве», взыскании расходов». URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online (дата обращения: 03.06.2018).

Чтобы двигаться дальше, нужно понять, что за последние 25 лет тех людей, которые стояли у истоков развития в России латинского нотариата в далеких 90-х годах прошлого столетия, в системе нотариата осталось очень мало. Большинство нотариусов, занимающихся сейчас частной практикой, полагают, видимо, что оказались в худшем положении, нежели их коллеги на заре девяностых. Иначе как можно объяснить такой опус: «…нотариусы обязаны соблюдать решения нотариальной палаты по взиманию платы за оказание услуг правового и технического характера и не вправе самостоятельно изменять размер данной платы <…> Несоблюдение решений нотариальной палаты по взиманию платы за оказание услуг правового и технического характера является дисциплинарным проступком…» <9>.

<9> Письмо Федеральной нотариальной палаты от 20 ноября 2017 г. N 5083/03-16-3 «О правомерности взимания платы нотариусами за оказание услуг правового характера при совершении нотариальных действий» // Нотариальный вестник. 2017. N 12.

Если в 1993 г. Основы говорили о соглашении между нотариусом и обратившимся к нему лицом о размере платы за услуги, то теперь никаких соглашений! ФНП требует от нотариусов под страхом дисциплинарных наказаний взыскивать плату со всех. Удивительно, но под это более чем странное требование палата «подкладывает соломку»: «…ситуация, при которой отдельные нотариусы <…> систематически не взимают плату за оказание услуг <…>, ставит их в неравное положение с другими нотариусами региона, что является недопустимым, учитывая правовой статус института нотариата, обязанного обеспечить защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем организации их доступа к нотариальным услугам на равных условиях» <9>.

<9> Письмо Федеральной нотариальной палаты от 20 ноября 2017 г. N 5083/03-16-3 «О правомерности взимания платы нотариусами за оказание услуг правового характера при совершении нотариальных действий» // Нотариальный вестник. 2017. N 12.

Вот такая интересная логика: нотариусы, которые могут себе позволить поработать бесплатно, чтобы пожалеть маму, с трудом накопившую денег, чтобы отправить ребенка, скажем, на спортивный турнир в близлежащую страну или в автобусную туристическую поездку на три дня с минимумом удобств, действуют недопустимо (!). Нотариус обязан взимать одинаковую плату за услуги, которые не являются обязательными, со всех — с богатого бизнесмена, или чиновника, или с технички, которая еле-еле сводит концы с концами. С точки зрения ФНП только так и никак иначе обеспечивается равный доступ граждан к нотариальным услугам.
Повторюсь, речь идет не о государственной пошлине (тарифе), размер которой установлен государством и, действительно, обязателен для всех, независимо от социального статуса и экономического положения. Обсуждается размер платы за оказание нотариусом необязательных услуг правового и технического характера. Да, это один из источников финансирования нотариуса. Но не более того.
Если гражданин или юридическое лицо захочет добровольно (!) профинансировать нотариуса путем оплаты его услуг, то никаких препятствий тому быть не может и не должно. Но если лицо обратилось к нотариусу за совершением конкретного нотариального действия, а не просит сканировать, копировать, проверять орфографию в принесенном документе или разъяснять нормы законодательства, не имеющие отношения к совершаемому нотариальному действию, то указанное нотариальное действие нотариус обязан совершить в полном объеме и вправе потребовать только государственную пошлину (тариф). Не более того.
И это не надуманная точка зрения автора. Конституционный Суд России высказался достаточно ясно по этому поводу: «Предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера по своей сути являются дополнительными (факультативными) по отношению к нотариальным действиям, содержание которых определяется законодательством. Так, в соответствии со статьями 9, 16, 48 и 50 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус при совершении нотариальных действий обязан обеспечить их законность, соблюдать правила ведения делопроизводства (включая требования к ведению реестра и наследственного дела), оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий. Реализация нотариусами этих публичных обязанностей в ходе совершения нотариальных действий не может одновременно рассматриваться в качестве оказания ими услуг правового и технического характера (выделено мной. — О.М.).

Между тем лицо, обратившееся к нотариусу, не связано необходимостью получения от нотариуса, помимо нотариальных действий, дополнительно услуг правового или технического характера. Получение этих услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер: при его несогласии с формой, структурой, размерами оплаты этих услуг и прочими условиями такие услуги не оказываются, а их навязывание нотариусом недопустимо (выделено мной. — О.М.). Лицо, обратившееся к нотариусу, вправе при необходимости самостоятельно осуществлять соответствующие действия» <11>.

<11> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 1 марта 2011 г. N 272-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Чераневой Антонины Афанасьевны на нарушение ее конституционных прав абзацем третьим части первой статьи 15 и частью первой статьи 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» // Нотариальный вестник. 2011. N 5.

Казалось бы, куда определеннее? Тем не менее с 2012 г. <12> ФНП последовательно укрепляет в социуме свое мнение об обязательности взимания платы за навязываемые услуги. А на практике нотариусы по-прежнему игнорируют позицию Конституционного Суда России и, не краснея, взимают с обратившихся лиц не только государственную пошлину (тариф), но и плату за навязанные и надуманные услуги. При этом незаконная плата в десятки раз может превосходить государственную пошлину (тариф). Думаю, что для всех участников гражданского оборота не станет открытием утверждение о том, что если бы нотариус предлагал им альтернативные варианты: оказать услуги технического и правового характера и оплатить их по прейскуранту, либо оплатить лишь совершаемое нотариусом нотариальное действие, предусмотренное Основами, то вряд ли бы нашлось много желающих выбрать первый вариант.

<12> См., например: письмо ФНП от 14 июня 2012 г. N 1189/06-07 «О правомерности взимания платы за услуги правового и технического характера и за выдачу свидетельства о праве на наследство». URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online (дата обращения: 03.06.2018).

Вот что говорит по этому поводу Верховный Суд России: «…по смыслу закона предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера не являются обязательными, они не входят в содержание нотариальных действий, определяемых в соответствии со статьями 9, 16, 48, 50 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, их получение в конкретной правовой ситуации зависит от согласия лица, обратившегося к нотариусу» <13>.

<13> См.: Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 14 сентября 2017 г. N АПЛ17-291 «Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 22.05.2017 N АКПИ17-193». URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online (дата обращения: 03.06.2018).

На это мнение Верховного Суда ФНП среагировала собственным своеобразным квазиправовым заключением:

«Перечисленные действия не относятся к нотариальным, но непосредственно связаны с их совершением и требуют определенных временных и финансовых затрат. При этом такие услуги являются неотъемлемой частью нотариального действия, без осуществления которых не может возникнуть юридическое последствие в виде оформленного нотариального акта, вследствие чего выполнение работ правового и технического характера не может расцениваться как навязывание услуг» <14>.

<14> Письмо ФНП от 21 декабря 2017 г. N 5575/06-07 «О правомерности взимания нотариусами платы за оказание услуг правового и технического характера при предоставлении лицами, обратившимися за совершением нотариального действия, самостоятельно подготовленного документа». URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online (дата обращения: 03.06.2018).

От этих фраз веет казуистикой средневековых схоластов: услуги не относятся к нотариальным действиям, но являются их неотъемлемой частью, поэтому они не навязываются. Вот такая формула, если вкратце и без словоблудия. И можно было бы спросить автора этого «заключения» о совести, чести и порядочности, но не хочется. Там, где молятся «золотому тельцу», нет места другим идолам…
Вернемся к размеру платы за эти ненавязываемые неотъемлемые услуги. В июле 2016 г. был принят Федеральный закон N 332-ФЗ «О внесении изменений в статьи 188 и 189 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате», ст. 2 которого включила в число полномочий нотариальных палат субъектов Российской Федерации возможность «…ежегодно устанавливать обязательные для применения нотариусами размеры платы за оказание услуг правового и технического характера, не превышающие предельных размеров…», а в число полномочий ФНП добавила возможности «…утверждать порядок определения обязательного для применения нотариусами и экономически обоснованного предельного размера платы за оказание услуг правового и технического характера; ежегодно устанавливать предельные размеры платы за оказание нотариусами услуг правового и технического характера для каждого субъекта Российской Федерации…».

Вскоре появляется Порядок определения предельного размера платы за оказание нотариусами услуг правового и технического характера (далее — Порядок) <15>. Интересно, но еще до принятия указанного выше Закона ФНП издает и рассылает Письмо с методическими рекомендациями по определению предельного размера платы за оказание нотариусами услуг правового и технического характера <16>, в котором с удивительной юридической прозорливостью предвосхищает расширение полномочий нотариальных палат.

<15> Утвержден решением Правления ФНП от 24 октября 2016 г., Протокол N 10/16. Изменения: утв. решениями Правления ФНП от 11 сентября 2017 г., Протокол N 11/17 и от 16 октября 2017 г., Протокол N 12/17. URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online (дата обращения: 03.06.2018).
<16> См.: письмо ФНП от 1 апреля 2016 г. N 1078/03-16-3. URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online (дата обращения: 03.06.2018).

Как в рекомендациях, так и в Порядке ФНП отсылается на научно-исследовательскую работу Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института проблем рынка РАН. Опираясь на труд учреждения науки, п. 2.1 Порядка вводит в оборот некий коэффициент количества нотариальных действий, зависящий от среднего количества нотариальных действий одного нотариуса в субъекте Российской Федерации и в целом по России. Предельный размер платы за услуги для субъекта России ставится в зависимость от величины прожиточного минимума на душу населения в этом субъекте, некоего коэффициента сложности нотариального действия (?) и коэффициента количества нотариальных действий.
Фактически выстроена следующая схема: ФНП ежегодно для каждого субъекта Российской Федерации устанавливает предельные размеры платы за услуги, оказываемые при совершении конкретных нотариальных действий, а нотариальные палаты субъектов ежегодно устанавливают текущие размеры платы, которые не должны превышать предельных размеров. Казалось бы, все выглядит достойно, логично и убедительно…

Теперь сравним теорию с практикой и вернемся к началу истории. Итак, в 2018 г. нотариус Щебуняев взимает с гражданина плату за услуги — 1 810 рублей при нотариальном действии с тарифом, в 18 (!) раз меньшим, чем плата за удостоверение согласия родителя на выезд несовершеннолетнего ребенка за пределы России. И такое соотношение платы и тарифа соответствует (!) Методическим рекомендациям по исчислению тарифа и платы, взыскиваемых нотариусами Пензенской области при совершении нотариальных действий на 2018 г. <17>. При этом предел платы по этому действию для Пензенской области установлен ФНП в размере 1 950 рублей <18>.

<17> Утв. решением Правления НППО от 8 декабря 2017 г. (Приложение N 2 к Протоколу от 08.12.2017). URL: https://notariat-penza.ru/методические-рекомендации-по-исчислению-тарифа-и-платы.html (дата обращения: 03.06.2018).
<18> См.: URL: https://notariat.ru/ru-ru/actions-and-tariffs/tarify-na-uslugi-pravovogo-i-tehnicheskogo-haraktera (дата обращения: 03.06.2018).

А вот как обстоят дела с размерами платы за аналогичные услуги по аналогичному нотариальному действию в других субъектах: Москва — действующий размер 1 000 рублей, предельный — 1 924 рубля; Санкт-Петербург — 950 и 1 295 рублей; Тамбовская область — 660 и 1 634 рубля; Рязанская область — 500 и 1 839 рублей; Республика Мордовия — 500 и 1 699 рублей; Самарская область — 1 000 и 1 464 рубля; Ульяновская область — 1 100 и 1 894 рубля; Саратовская область — 1 800 и 1 912 рублей <19>. Как можно увидеть, два субъекта (Пензенская и Саратовская области) резко отличаются от сопредельных и от крупных мегаполисов (Москва, Санкт-Петербург, Самара) в худшую для их жителей сторону. Удивительно, но жителю Пензы проще проехать менее 150 километров, отделяющих Пензу от Саранска, и заплатить там местному нотариусу за аналогичные услуги в 3 раза меньше даже с учетом транспортных расходов. Кроме того, только в Пензе и Саратове нотариальные палаты почти вплотную приблизили размер платы к верхнему пределу, в то время как в других субъектах эти значения различаются в разы (например, в Рязанской и Тамбовской областях, Республике Мордовия).

<19> Там же.

Наконец, настало время вспомнить о прожиточных минимумах на душу населения за второй квартал 2017 г. Может быть, в них все дело? Итак: Ульяновская область — 9 651 рубль, Рязанская область — 9 366 рублей, Пензенская область — 9 091 рубль, Саратовская область — 8 918 рублей, Тамбовская область — 8 687 рублей, Республика Мордовия — 8 441 рубль, Москва — 16 426 рублей, Санкт-Петербург — 10 758 рублей, Самарская область — 10 085 рублей.
Не знаю как экономистам, но неспециалисту в этой области представляется, что колебания между прожиточными минимумами субъектов в 500 — 600 рублей (за исключением мегаполисов) не дает веских предпосылок для появления разницы в разы между платой за услуги нотариусов в этих субъектах. Мало того, выглядит пугающе, когда за нотариальное действие, совершенное нотариусом в течение пятнадцати минут, гражданин вынужден заплатить пятую часть своего прожиточного минимума.
Подведем краткие выводы:

  • взимание нотариусами платы за услуги технического и правового характера без согласия обратившегося лица не основано на законе;
  • нотариальные действия должны оказываться нотариусами за государственную пошлину (тариф);
  • навязывание нотариусами услуг технического и правового характера под угрозой отказа в совершении нотариального действия является недопустимым и незаконным;
  • создание ситуации, когда в соседних субъектах Российской Федерации участники гражданского оборота поставлены в неравное положение при оплате оказываемых нотариусами услуг технического и правового характера, противоречит п. 1 ст. 8 Конституции Российской Федерации и препятствует равному доступу граждан России к получению нотариальных действий на территории проживания;
  • установленные размеры платы за услуги технического и правового характера, оказываемые нотариусами в отдельных субъектах Российской Федерации, требуют тщательной проверки со стороны Прокуратуры России и других органов государственной власти.

В завершение хотелось бы напомнить уважаемым нотариусам замечательные слова: «…осуществление нотариальных функций от имени государства в целях обеспечения конституционного права граждан на квалифицированную юридическую помощь предопределяет публично-правовой статус нотариусов и обусловливает предъявление к ним особых (повышенных) требований с тем, чтобы обеспечить независимое, объективное и беспристрастное исполнение нотариусами публичных функций на основании закона, что, как следует из статьи 5 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, является одной из основных гарантий нотариальной деятельности» <20>.

<20> Определение Конституционного Суда РФ от 2 июля 2015 г. N 1523-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Овчинникова Андрея Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 6 и 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2015. N 6.

Литература

  1. Мананников О.В. О концепции развития нотариата в России / О.В. Мананников // Российская юстиция. 2008. N 11. С. 47 — 50.

Источник

Мананников О.В. Quo vadis, notarius? // Нотариус. 2018. N 6. С. 18 — 22., Дата публикации 30.07.2018

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments