Свежее: Определение Конституционного суда РФ от 02.10.2019 N 2677-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 октября 2019 г. N 2677-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ

МЕНЬШИКОВОЙ ВИКТОРИИ ЮРЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ ЧАСТЯМИ ШЕСТОЙ — ВОСЬМОЙ СТАТЬИ 22 ОСНОВ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О НОТАРИАТЕ

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки В.Ю. Меньшиковой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданка В.Ю. Меньшикова оспаривает конституционность следующих положений статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате:

части шестой, согласно которой нотариусу, занимающемуся частной практикой, в связи с совершением нотариального действия оплачиваются услуги правового и технического характера, включающие в себя правовой анализ представленных документов, проектов документов, полученной информации, консультирование по вопросам применения норм законодательства, осуществление обязанностей и полномочий, предусмотренных законодательством, в связи с совершением нотариального действия, изготовление документов, копий, скан-образов документов, отображений на бумажном носителе образов электронных документов и информации, полученной в том числе в электронной форме, техническое обеспечение хранения документов или депонированного имущества, в том числе денежных сумм, иные услуги правового и технического характера;

части седьмой, предписывающей, что размер оплаты нотариального действия, совершенного нотариусом, занимающимся частной практикой, определяется как общая сумма нотариального тарифа, исчисленного по правилам данной статьи, и стоимости услуг правового и технического характера, определяемой с учетом предельных размеров, установленных в соответствии со статьями 25 и 30 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате;

части восьмой, в соответствии с которой при осуществлении нотариусом, занимающимся частной практикой, обязанностей и полномочий, предусмотренных законодательством в связи с совершением нотариального действия, нотариусу оплачиваются необходимые для осуществления этих обязанностей и полномочий расходы, в том числе расходы по оплате государственных пошлин, в связи с получением информации и документов, предоставляемых за плату, услуг оценщиков, аудиторов, экспертов, иных специалистов, услуг, связанных с передачей юридически значимых сообщений, если указанные расходы не были осуществлены заявителем или третьим лицом самостоятельно.

Как следует из представленных материалов, заявительница обратилась к нотариусу для удостоверения сделки купли-продажи и расчета по ней в форме внесения денежных средств в депозит нотариуса. Впоследствии В.Ю. Меньшикова обратилась к мировому судье с иском о взыскании денежных средств, оплаченных за услуги правового и технического характера, оказанные нотариусом в ходе совершения названных нотариальных действий. Решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, заявительнице было отказано в удовлетворении исковых требований. Как указал мировой судья, услуги правового и технического характера, вопреки утверждению В.Ю. Меньшиковой, не были навязаны нотариусом в том числе и потому, что как расчет через депозит нотариуса, так и нотариальное заверение договора купли-продажи не являлись обязательными и были выбраны сторонами исходя из собственного желания.

По мнению заявительницы, оспариваемые положения Основ законодательства Российской Федерации о нотариате не соответствуют статьям 15 (часть 1), 48 (часть 1) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют нотариусам навязывать, как она утверждает, услуги правового и технического характера в ходе совершения нотариальных действий.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как ранее указывал Конституционный Суд Российской Федерации, предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера по своей сути являются дополнительными (факультативными) по отношению к нотариальным действиям, содержание которых определяется законодательством. Так, в соответствии со статьями 9, 16, 48 и 50 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус при совершении нотариальных действий обязан обеспечить их законность, соблюдать правила ведения делопроизводства (включая требования к ведению реестра и наследственного дела), оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий. Реализация нотариусами этих публичных обязанностей в ходе совершения нотариальных действий не может одновременно рассматриваться в качестве оказания ими услуг правового и технического характера (Определение от 17 июля 2012 года N 1392-О).

Между тем лицо, обратившееся к нотариусу, не связано необходимостью получения от нотариуса — помимо нотариальных действий — дополнительно услуг правового или технического характера. Получение этих услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер: при его несогласии с формой, структурой, размерами оплаты этих услуг и прочими условиями такие услуги не оказываются, а их навязывание нотариусом недопустимо. Лицо, обратившееся к нотариусу, вправе при необходимости самостоятельно осуществлять соответствующие действия (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 1 марта 2011 года N 272-О-О).

Таким образом, оспариваемые положения Основ законодательства Российской Федерации о нотариате не могут расцениваться как нарушающие конституционные права В.Ю. Меньшиковой, в деле с участием которой суды установили, что услуги правового и технического характера были оказаны нотариусом с согласия заявительницы и оплачены в полном объеме.

Проверка же законности и обоснованности решения мирового судьи, в том числе в части оценки его выводов об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного требования, не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Меньшиковой Виктории Юрьевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments