Апелляционное определение Орловского областного суда от 25.04.2018 по делу 33-1154/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

25 апреля 2018 года город Орел

Судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда в составе:

председательствующего Старцевой С.А.

судей Букаловой Е.А., Хомяковой М.Е.

при секретаре Нешитой О.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Шведовой М.В. о признании отказа в совершении нотариальных действий незаконным,

по апелляционной жалобе нотариуса Орловского нотариального округа Орловской области Псаревой Э.С. на решение Советского районного суда г. Орла от 19 февраля 2018 года, которым заявленные требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Старцевой С.А., объяснения представителя заявителя Шведовой М.В. по доверенности Овешникова С.Г., возражавшего против доводов апелляционной жалобы, изучив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

Шведова М.В. обратилась в суд с заявлением о признании отказа в совершении нотариальных действий незаконным.

В обоснование заявления указала, что <дата> обратилась к временно исполняющему обязанности нотариуса Псаревой Э.С. — Барковой О.А. с заявлением об удостоверении самостоятельно изготовленной доверенности на представление ее интересов в государственных, налоговых органах и судах гражданами Овешниковым С.Г., Кирилиной О.М.

<дата> письмом нотариуса ей было отказано в совершении указанного нотариального действия без оплаты за услуги правового и технического характера.

По изложенным основаниям, полагая действия нотариуса неправомерными, просила признать незаконным отказ нотариуса Псаревой Э.С. в удостоверении доверенности без взимания дополнительной оплаты за оказание услуг правового и технического характера; обязать нотариуса Псареву Э.С. удостоверить доверенность от <дата> на представление ее интересов в государственных, налоговых органах и судах гражданами Овешниковым С.Г., Кирилиной О.М. без взимания платы за оказание услуг правового и технического характера.

Судом постановлено обжалуемое решение.

В апелляционной жалобе нотариус Псарева Э.С. просит отменить решения суда как незаконное.

Утверждает, что взимание нотариусами платы в установленном размере за оказание услуг правового и технического характера при совершении нотариального действия является обязательным.

Ссылается на то, что выполнение работ правового и технического характера, являющихся неотъемлемым элементом нотариального действия, не может расцениваться как навязывание услуги, поскольку без данных услуг не может возникнуть юридическое последствие в виде оформленного нотариального акта. Изучение и правовой анализ условий, изложенных в самостоятельно изготовленном заинтересованным лицом проекте документа, и правовая консультация по данному вопросу уже являются услугой правового характера, предоставленной нотариусом.

Отмечает, что обязывая нотариуса совершить нотариальное действие без взимания установленной в соответствии с законом оплаты за предоставленные ею услуги правового и технического характера, суд по существу обязывает нотариуса нарушить решение Общего собрания членов Орловской областной нотариальной палаты, принятое в соответствие с требованиями законодательства.

На основании статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) дело рассмотрено в отсутствие неявившегося нотариуса Псаревой Э.С., надлежащим образом извещенной о времени и месте судебного заседания.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с требованиями статьи 327.1 ГПК РФ по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для его отмены или изменения.

В силу части 1 статьи 310 ГПК РФ заинтересованное лицо, считающее неправильными совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать заявление об этом в суд по месту нахождения нотариуса или по месту нахождения должностного лица, уполномоченного на совершение нотариальных действий.

Согласно статье 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года № 4462-1 (далее — Основы о нотариате) нотариус наделяется правом совершать предусмотренные законодательными актами нотариальные действия от имени Российской Федерации.

К нотариальной деятельности законодатель предъявляет ряд определенных требований, обеспечивающих публичность и доступность для граждан и юридических лиц данного вида квалифицированной юридической помощи, гарантированной частью 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 ст. 22 Основ о нотариате, за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, должностные лица, указанные в части четвертой статьи 1 Основ о нотариате, взимают государственную пошлину по ставкам, установленным законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

За совершение действий, указанных в части первой настоящей статьи, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф в размере, соответствующем размеру государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе (часть 2).

За совершение действий, для которых законодательством Российской Федерации не предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, а также нотариус, занимающийся частной практикой, должностные лица, указанные в части 4 статьи 1 настоящих Основ, взимают нотариальные тарифы в размере, установленном в соответствии с требованиями статьи 22.1 Основ о нотариате (часть 3).

Частью 4 данной статьи закреплена возможность предоставления льгот при оплате нотариальных действий вне зависимости от характера платежа и статуса лица, уполномоченного на осуществление таких действий.

Пунктом 6 части 1 статьи 22.1 Основ о нотариате предусмотрено, что за удостоверение доверенностей, нотариальная форма которых не обязательна в соответствии с законодательством Российской Федерации, предусмотрен нотариальный тариф в размере 200 рублей.

На основании статьи 48 Основ о нотариате нотариус отказывает в совершении нотариального действия, если: совершение такого действия противоречит закону; действие подлежит совершению другим нотариусом; с просьбой о совершении нотариального действия обратился недееспособный гражданин либо представитель, не имеющий необходимых полномочий; сделка, совершаемая от имени юридического лица, противоречит целям, указанным в его уставе или положении; сделка не соответствует требованиям закона; документы, представленные для совершения нотариального действия, не соответствуют требованиям законодательства; факты, изложенные в документах, представленных для совершения нотариального действия, не подтверждены в установленном законодательством Российской Федерации порядке при условии, что подтверждение требуется в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Нотариус по просьбе лица, которому отказано в совершении нотариального действия, должен изложить причины отказа в письменной форме и разъяснить порядок его обжалования. В этих случаях нотариус не позднее чем в десятидневный срок со дня обращения за совершением нотариального действия выносит постановление об отказе в совершении нотариального действия с разъяснением о порядке и сроке его обжалования.

В силу части 1 статьи 49 Основ о нотариате заинтересованное лицо, считающее неправильным совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать об этом жалобу в районный суд по месту нахождения государственной нотариальной конторы (нотариуса, занимающегося частной практикой). Возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом или арбитражным судом в порядке искового производства.

Установлено, что между сторонами возник спор по поводу необходимости оплаты услуг правового и технического характера при совершении нотариальных действий по удостоверению доверенности, текст которой был самостоятельно изготовлен лицом, обратившимся к нотариусу.

Судом установлено, что <дата> Шведова М.В. обратилась к нотариусу с заявлением об удостоверении самостоятельно изготовленной доверенности на представление ее интересов в государственных, налоговых органах и судах, приложив экземпляр подготовленного текста доверенности к заявлению.

Указанное заявление нотариус расценил как обращение Шведовой М.В. по вопросу удостоверения доверенности по изготовленному заявителем проекту без оплаты услуг правового и технического характера.

Письмом от <дата> нотариус Псарева Э.С., которое Шведова М.В. получила <дата>, разъяснено о невозможности удостоверения доверенности без оплаты тарифа за услуги правового и технического характера. Также указано, что действующим законодательством на нотариуса возложен ряд полномочий по оказанию услуг правового и технического характера, которые являются неотъемлемым элементом совершения нотариального действия: проверка полномочий лица на совершение сделки путем направления электронных запросов в Росреестр; запрос сведений об объекте сделки; запрос информации из единого федерального реестра сведений о банкротстве данных о наличии (отсутствии) сведений о банкротстве в отношении сторон сделки и проведении наследственных дел; изучение и правовая экспертиза полученных документов; составление проектов сделок в расширенных вариантах; правовой анализ изложенных в представленном проекте документа условий сделки для решения вопроса о соответствии их законодательству и возможности удостоверения; доработка и редактирование представленного документа; изготовление документа на защищенном бланке специального образца; внесение всех данных о совершенном нотариальном действии в электронные реестры Единой информационной системы нотариата; изготовление электронного образа определенных документов (в частности доверенности) и внесение его в электронный реестр ЕИС нотариата для формирования публичного и общедоступного для всех в режиме он-лайн Реестра доверенностей; технические действия по изготовлению копий документов для оформления и хранения номенклатурного дела в архиве нотариуса в бумажном и электронном виде. При этом также разъяснено, что необходимые подготовительные и последующие действия нотариус обязан совершать независимо от того, готовится ли проект документа в нотариальной конторе или предоставлен заявителем, что изучение и правовой анализ представленного проекта документа уже является услугой правового характера, предоставленной нотариусом.

Обращаясь в суд с настоящим заявлением, Шведова М.В. ссылалась на незаконность указанного отказа, приводя доводы о навязывании нотариусом услуги, о предоставлении которой она не просила, а также на недопустимость взимания за совершение нотариальных действий оплаты в больших размерах, чем это определено законодателем. В обоснование права на судебную защиту указывала на то, что отказ в совершении нотариального действия был произведен не в форме постановления, а направленного за пределами установленных законодательством сроков письма, без указания на возможность подачи жалобы и разъяснения порядка и срока ее подачи.

Возражая против удовлетворения заявленных требований, нотариус Псарева Э.С., не оспаривая право заявителя на судебную защиту, ссылалась на то, что требованиями Основ о нотариате предусмотрены единые тарифы за совершение нотариального действия и плату за оказание услуг правового и технического характера, определенную решениями общих собраний нотариальных палат субъектов Российской Федерации. Применительно к удостоверению доверенности нотариусом совершается ряд необходимых действий правового и технического характера, которые не являются нотариальными, но они являются обязательными дополнительными услугами, оказываемыми в рамках совершения нотариального действия исключительно нотариусом или его сотрудниками. Выполнение работ правового и технического характера, являющихся неотъемлемым элементом нотариального действия, не может расцениваться как навязанные услуги.

Оценив представленные доказательства по правилам статьи 67 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что действия нотариуса, выразившиеся в фактическом отказе от совершения нотариального действия по удостоверению доверенности, являются незаконными. Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из того, что Шведова М.В., обратившись к нотариусу с подготовленным текстом доверенности, имела право на ее удостоверение по существующим тарифам за совершение данного нотариального действия без дополнительной оплаты услуги правового и технического характера.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда и не находит оснований для отмены судебного решения по доводам, изложенным в апелляционной жалобе.

Статьей 23 Основ о нотариате предусмотрено, что источником финансирования деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, являются денежные средства, полученные им за совершение нотариальных действий и оказание услуг правового и технического характера.

В силу статьи 15 Основ о нотариате, нотариусу предоставлено право составлять проекты сделок, заявлений и других документов, изготовлять копии документов и выписки из них, а также давать разъяснения по вопросам совершаемых действий.

Вышеперечисленные действия непосредственно связаны с совершением нотариального действия, но таковым не являются. За их выполнение нотариус помимо нотариального тарифа взимает плату, как за оказание услуги правового и технического характера, что допускается статьей 22 Основ о нотариате.

Как разъяснил Конституционный Суд Российской Федерации в своем определении от 1 марта 2011 года № 272-О-О, предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера по своей сути являются дополнительными (факультативными) по отношению к нотариальным действиям, содержание которых определяется законодательством.

Так, в соответствии со статьями 9, 16, 48 и 50 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, нотариус при совершении нотариальных действий обязан обеспечить их законность, соблюдать правила ведения делопроизводства (включая требования к ведению реестра и наследственного дела), оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий. Реализация нотариусами этих публичных обязанностей в ходе совершения нотариальных действий не может одновременно рассматриваться в качестве оказания ими услуг правового и технического характера.

Между тем лицо, обратившееся к нотариусу, не связано необходимостью получения от нотариуса — помимо нотариальных действий — дополнительно услуг правового или технического характера. Получение этих услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер: при его несогласии с формой, структурой, размерами оплаты этих услуг и прочими условиями такие услуги не оказываются, а их навязывание нотариусом недопустимо. Лицо, обратившееся к нотариусу, вправе при необходимости самостоятельно осуществлять соответствующие действия.

Таким образом, предоставление дополнительных услуг вне рамок нотариального действия, в частности действия, не требующего обязательной нотариальной формы, происходит при волеизъявлении лица, обратившегося за их совершением к нотариусу.

По смыслу приведенных норм законодательства, при совершении любого вида нотариального действия нотариус обязан обеспечить его законность, вне зависимости от оказания дополнительных услуг правового и технического характера, поскольку это вытекает из существа нотариальной деятельности.

При этом в качестве услуг правового и технического характера могут выступать только такие услуги, которые не входят в объем самого нотариального действия, содержание которого раскрывается в соответствующих актах, поскольку иное приводило бы к искажению смысла нотариальной деятельности и императивному навязыванию лицу, обратившимся за совершением нотариального действия, дополнительных платных услуг, что недопустимо.

Из анализа действующего законодательства следует, что совершение нотариусом действий по удостоверению доверенности, составляющих существо указанного нотариального действия (удостоверение личности, разъяснение смысла и значение проекта доверенности, проверка его содержания намерениям лица и требованиям закона, постановка подписи, печати, внесение соответствующих данных в реестр и т.д.), за которое законом установлена государственная пошлина (тариф), не являются дополнительными услугами технического или правового характера.

Ввиду изложенного доводы апелляционной жалобы о том, что удостоверение доверенности невозможно без оказания и оплаты дополнительных услуг правового и технического характера, как неотъемлемого элемента нотариального действия, основаны на ошибочном толковании норм действующего законодательства, по причинам, изложенным выше.

Таким образом, приведенные, а также иные доводы апелляционной жалобы направлены на оспаривание выводов суда первой инстанции по обстоятельствам спора, а также выражают несогласие с произведенной им оценкой доказательств, в связи с чем не могут являться основанием к отмене решения суда.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному рассмотрению дела (в том числе и те, на которые имеется ссылка в апелляционной жалобе), судом не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Советского районного суда г. Орла от 19 февраля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу нотариуса Псаревой Э.С. – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о