Решение Промышленный районный суд г. Смоленска от 06.02.2018 по делу 2-893/2018

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

г. Смоленск 26 февраля 2018 года

Промышленный районный суд г. Смоленска

В составе:

Председательствующего судьи    Калинина А.В.,

при секретаре            Скворцовой Е.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Петрухин Д.В., Петрухина И.Д. к нотариусу Смоленского городского нотариального округа Перебейнос М.Л. об оспаривании отказа в совершении нотариального действия,

УСТАНОВИЛ:

Петрухин Д.В. и Петрухина И.Д. обратились в суд с заявлением к нотариусу Смоленского городского нотариального округа Перебейнос М.Л. об оспаривании отказа в совершении нотариального действия, указав в обоснование своих требований, что 14.11.2017 заявители обратились к нотариусу Перебейнос М.Л. с заявлением о совершении нотариального действия – нотариального удостоверения брачного договора с приложением составленного в трех экземплярах договора. 24.11.2017 истцам отказано в совершении нотариального действия по причине отказа истцов оплачивать навязываемые нотариусом правовые и технические услуги по составлению в бумажном виде брачного договора в сумме 10 000 руб. без вынесения, в нарушение ст. 49 Основ законодательства о нотариате, соответствующего постановления. Полагают, что отказ в удостоверении представленного истцами договора является незаконным. Указывая, что в силу ст. 41 СК РФ, брачный договор подлежит обязательному нотариальному удостоверению, ссылаясь на положения ст. 22, 23, 24 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, правовую позицию, изложенную в определении Конституционного суда РФ от 01.03.2011 № 272-О-О, считают, что при обращении к нотариусу за совершением нотариального действия лицо не связано с необходимостью получения от нотариуса помимо самого действия – услуг правового или технического характера, получение которых носит добровольный характер и их навязывание недопустимо. Полагают требования к представленному брачному договору соблюденными, а его изготовление на специальном бланке не обусловленным каким-либо обязательным регулирование. Полагают, что доводы нотариуса об обязательном применении Порядка определения размера платы за оказываемые услуги правового и технического характера в части их стоимости, не опровергают добровольного характера их получения.

Просят суд обязать нотариуса Смоленского городского округа Перебейнос М.Л. нотариально удостоверить брачный договор между Петрухиным Д.В. и Петрухиной И.Д. со взиманием тарифа в сумме 500 руб.

Заявители Петрухин Д.В., Петрухина И.Д. в судебное заседание не явились, обеспечив явку своего представителя Попиковой В.Н., которая, заявленные требования поддержала в полном объеме по изложенным в заявлении обстоятельствам. Дополнительно указав в представленных пояснениях, что в нарушение ст. 49 «Основ законодательства РФ о нотариате» нотариус не вынес постановление об отказе в совершении нотариального действия, предоставил истцам информационное письмо с изложением мотивов отказа. Ссылается, что действия нотариуса по удостоверению брачного договора регламентируется статьями 22, 23, 44, 45.1, 53, 54, Основами законодательства РФ о нотариате, Методическими рекомендациями по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами РФ, утв. Приказом Минюста РФ от 15.03.2000 № 91. Доводы ответчика о необходимости изготовления договора на бланке считают не основанными на законе. Обязанность нотариуса прошить и скрепить удостоверяемый им документ прямо закреплена статьей 45.1 Основ и является частью нотариального действия, как и удостоверительная надпись. Полагает, что доводы ответчика об обязательном применении нотариусами Порядка определения предельного размера платы за оказание нотариусами услуг правового и технического характера, утвержденных решением Правления ФНП (протокол №10/16 от 24.10.2016) не опровергает незаконность навязывания услуг правового и технического характера, поскольку данный документ регулирует размеры платы за оказываемые, но не навязываемые, нотариусами услуги правового и технического характера, в которых истцы не нуждались. Данный Порядок означает, что при добровольном обращении к любому нотариусу за соответствующей услугой, стоимость услуг правового и технического характера по составлению и изготовлению договоров и иных нотариальных документов плата установлена единого размера. Дополнительно пояснила, что заявление предъявлено к нотариусу, в связи с тем, что решение федеральной и региональной нотариальных палат об установлении размера платы не оспаривается по приведенным в письменных пояснениях доводам. Поскольку истцы не обращались за оказанием услуг правового и технического характера по составлению брачного договора, то плата за данные услуги не может взиматься с них, и равно наличие данного тарифа в решении федеральной нотариальной палаты не ущемляет права истцов, так как не подлежит применению к данным правоотношениям. Представленный брачный договор соответствует законодательству. Согласно методическим рекомендациям, только по просьбе лица, договор может быть составлен нотариусом. Соответственно, любой человек, обладающий юридическими познаниями в состоянии самостоятельно составить договор со своим супругом, а нотариус должен указать на несоответствие брачного договора нормам законодательства, предложив, согласно методическим рекомендациям, исправить его или составить новый. Настаивала на том, что заявители предлагали нотариусу совершить оспариваемое действие с взиманием только установленного тарифа, однако квитанции или реквизитов для этого предоставлено не было. В отказе, направленном в ответ на письменное обращение также не указано на отказ оплачивать госпошлину в размере 500 руб. за совершение нотариальных действий, более того, оплатить данную госпошлину нотариусом не предлагалось. Полагали срок на обращение в суд не пропущенным и о наличии оснований для его восстановления, поскольку ответ нотариуса был получен 24.11.2017, после чего заявители в установленный срок – 01.12.2017 обратились в суд, однако определением суда от 06.12.2017 иск был возвращен в связи с отсутствием доверенности представителя одного из истцов, получив возвращенный иск 15.12.2017 истцы сразу устранили недостаток и 20.12.2017 вновь обратились в суд. Отметили, что 09.11.2017 нотариусом Перебейнос М.Л. удостоверен аналогичный договор без взимания платы за услуги правового и технического характера.

Представитель заинтересованного лица нотариуса Смоленского городского нотариального округа Перебейнос М.Л. – Иваныгина Ю.Н. заявленные требования не признала. Дополнительно суду пояснила, что при обращении заявителей с проектом брачного договора нотариусом было разъяснено, что данный брачный договор будет изучаться и необходимо оплатить 10 500 руб. за удостоверение данного договора и услуги правового и технического характера. По поводу определения размера платы, федеральной нотариальной платой разработаны методические рекомендации, в которых указывается экономическая обоснованность и порядок расчета коэффициента сложности непосредственно относительно каждого субъекта с приведением формул. Настаивала, что изменения, которые введены в 2016 году в федеральное законодательство и на основании которых нотариус обязан исполнить решение нотариальной палаты и взымать соответствующую плату за услуги правового и технического характера, являются обязательным к применению всеми нотариусами на территории РФ и распространяются на лиц, обратившихся за совершением нотариальных действий. В связи с чем, полагала требование заявителей не подлежащим удовлетворению. Указала, что статьей 48 Основ прямо предусмотрено, что нотариус выносит постановление об отказе только по заявлению лица, изготавливает отказ в совершении нотариальных действий в письменной форме. Полагала, что методические рекомендации по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации, утвержденных Приказом Минюста РФ от 15.03.2000 № 91 не подлежат безусловному применению к данным правоотношениям, так как не содержат указаний по взысканию платы за совершение нотариальных действий, кроме того, имеются более современные нормы федерального законодательства, напрямую регулирующие данный вопрос. Поясняла также, что требование о взимании платы за оказание услуг технического и правового характера законными, ссылаясь на положения Основ законодательства РФ о нотариате, предписывающего исполнять решения, принятые территориальной нотариальной палатой. Ссылается, что Нотариальной палатой Смоленской области принято решение об утверждении тарифов взимания платы за оказание услуг технического и правового характера при утверждении брачного договора, стоимость и размер данного тарифа, от которого нотариус отступить не может. Полагает, что услуги технического и правового характера оказываются в любом случае, поскольку необходимы изучение, проверка данного документа его содержания. Кроме того, с 01.01.2018 Приказом Минюста России от 30.08.2017 № 156 утвержден Регламент совершения нотариусами нотариальных действий, устанавливающий объем информации, необходимой нотариусу для совершения нотариальных действий, и способ ее фиксирования, который регламентирует значительный объем подлежащих обязательному оказанию услуг технического и правового характера, а именно проверка паспортных данных, дееспособности лиц, истребование сведений ЕГРН в отношении правах на недвижимое имущество. Также указала, что истцами не были внесены и денежные средства в размере нотариального тарифа – 500 руб. При этом, на данную сумму не должен выставляться счет для безналичного перечисления, поскольку у многих нотариусов нет расчетных счетов или выписываться квитанция, поскольку для нотариуса первичным документом, для учета нотариального действия, его оплаты является реестр. Кроме того, полагала, что заявителями обжалуется не отказ в совершении нотариальных действий, а ответ на письменное обращение, в связи с чем, ими избран неверный способ защиты права и порядок судопроизводства. Также указала на пропуск 10-дневного срока подачи заявления. Полагала о злоупотреблении правом со стороны заявителей.

Представитель привлеченного к участию в деле судом заинтересованного лица Смоленской областной нотариальной палаты Макарова М.В. заявленные требования не признала. Полагала, что иск подан к ненадлежащему ответчику, поскольку нотариус исполняет решения руководящего органа, и обязать единственного нотариуса не выполнить решение вышестоящей по отношению к нему инстанции – общего собрания нотариусов и основы законодательства РФ о нотариате не представляется возможным. Кроме того, ссылка истца на определение Конституционного суда РФ не может быть учтена при рассмотрении данного дела, так как указанное определение вынесено по конкретному делу, кроме того, вынесено до внесения изменений в Основы законодательства РФ о нотариате, который предписывал обязательность установления правовой и технической работы нотариальными палатами ежегодно. В этих целях нотариальная палата установила тарифы, которые обязательны к применению и исполнению всеми членами нотариального сообщества. Пояснила, что техническая и правовая работа взыскивается за нотариальные действия, и в отношении брачного договора необходимо учитывать, что заключение данного договора и его нотариальное удостоверение является юридически значимым действием. Кроме того, нотариус несет личную имущественную ответственность по договору и гражданин, в целом, не может давать правовую оценку документу, исходящего от нотариуса, за который нотариус несет ответственность. Решение принято общим собранием. Высшим органом нотариальной палаты является общее собрание нотариусов, на федеральном уровне это представители региональных нотариальных палат. С 2016 года право на взимание за правовую и техническую работу закреплено в Основах законодательства РФ о нотариате, обязательность применения прямо прописана в ст. 25 Основ. Размер технической и правовой работы устанавливает федеральная нотариальная палата, это право прописано также в ст. 25 Основ. Размеры, которые установлены нотариальной палатой Смоленской области не превышают размеров, установленных тарифами. Полагала необходимым обратить внимание на то, что брачный договор это всегда правовая работа, так как устанавливает права и обязанности сторон – супругов на случай их развода. Правовая работа состоит, прежде всего, в ответственности нотариуса. Говорить о технической работе не представляется возможным, так как техническую и правовую работу определяет не нотариальная палата, а федеральная нотариальная палата на основе разработок институтов. В техническую работу включается все, включая зарплату работников нотариальной конторы. То есть здесь идет не тариф за конкретную работу, а экономическое обоснование, которое не нотариус устанавливает.

Представитель привлеченного к участию в деле в качестве заинтересованного лица Федеральной нотариальной палаты Калинова К.В. возражала против удовлетворения заявленных требований, поддержала позицию представителей заинтересованных лиц, дополнительно суду пояснила, что нотариус при удостоверении сделок, связанных с недвижимым имуществом, обязан проверять принадлежность этого имущества на праве собственности или ином вещном праве; наличие собственность, наличие обременений, запрещений отчуждения или ареста данного имущества, а также другие документы, предусмотренные ФЗ «О государственной регистрации недвижимости. При этом, в соответствии со ст. 17 Основ нотариус, занимающийся частной практикой, несет полную имущественную ответственность за вред, причиненный по его вине имуществу гражданина или юридического лица в результате совершения нотариального действия с нарушением закона, если иное не установлено настоящей статьей. Принятыми Минюстом изменениями такая работа стала обязательной, необходимо проверять по реестру недвижимое имущество, делать иные запросы, это также влечет и соответствующие расходы нотариуса, не предусмотренные прямо эквивалентом госпошлины. В связи с изложенным, указывает на невозможность удостоверения брачного договора без проведения соответствующей технической и правовой работы.

В соответствии со ст. 167 ГПК РФ, суд определил рассмотреть дело в отсутствие неявившихся заявителя и нотариуса.

Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав письменные доказательства, приходит к следующему.

Судом по делу установлено, что 14.11.2017 Петрухин Д.В., Петрухина И.Д. обратились к нотариусу Перебейнос М.Л. с заявлением (л.д. 10) об удостоверении брачного договора от 14.11.2017 (л.д. 26-27), представив подготовленный брачный договор, как следует из доводов иска и не оспорено нотариусом – в трех экземплярах, при этом указав, что в услугах правового и технического характера не нуждаются, также просили представить квитанцию в размере налогового тарифа – 500 руб., к заявлению приложив упомянуты договор, предложив нотариусу уведомить о дате и времени совершения нотариального действия.

24.11.2017 в адрес Петрухиных нотариусом Смоленского городского нотариального округа Перебейнос М.Л. направлено информационное письмо, согласно которому, в соответствии со ст.22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, за совершение нотариальных действий нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф. Размеры нотариального тарифа взимаемого нотариусами, занимающимися частной практикой, определены ст. 22.1 основ и главой 25.3 НК РФ. Кроме того, нотариус не вправе самостоятельно изменять установленный нотариальной палатой субъекта РФ размер, подлежащий взиманию платы за оказание услуг правового и технического характера, утв. Решением Общего собрания членов СОНП от 16.12.2016, Протокол № 2, методических рекомендаций, утв. Решением Правления ФНП от 28.03.2016, Протокол № 03-16. Кроме того, поскольку в представленном заявителями договоре речь идет о недвижимом имуществе, то удостоверение брачного договора без проведения нотариусом работ правового характера, предусмотренных ст.ст. 53-56 Основ, которыми нотариус указал проверку принадлежности имущества, наличия сособственников, наличие обременений, не представляется возможным (л.д. 11).

Посчитав это отказом в совершении нотариального действия, Петрухин Д.В., Петрухина И.Д. обратились в суд с заявлением об оспаривании действий нотариуса.

В обоснование требования о взимании платы за оказание услуг технического и правового характера ответчики также ссылаются на Порядок определения предельного размера платы за оказание нотариусами услуг технического и правового характера, утв. Решением правления ФНП, протокол №10/16 от 24.10.2016 и соответствующие тарифы, утв. Решением собрания членов Смоленской областной нотариальной палаты от 25.02.2011 года в ред. 16.12.2016, в котором указанная плата поименована «Тарифом за техническую и правовую работу» и составляет по п. 19 за удостоверения брачного договора – 10 000 руб.

Разрешая доводы заявителей и возражения представителей нотариуса Перебейнос М.Л., заинтересованных лиц – нотариальной палаты Смоленской области, Федеральной нотариальной палаты, суд исходит из следующего.

Согласно ст. 310 ГПК РФ, заинтересованное лицо, считающее неправильными совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать заявление об этом в суд по месту нахождения нотариуса или по месту нахождения должностного лица, уполномоченного на совершение нотариальных действий.

Исходя из предмета оспаривания нотариального действия, последним является отказ нотариуса в его совершении не связанный с основаниями, предусмотренными ст. 48 Основ законодательства РФ о нотариате, а в связи с отказом приступить к совершению соответствующего действия по мотивам не внесения платы за услуги нотариуса правового и технического характера.

То есть, отказ основан на не оплате заявителями предполагаемых нотариусом к оплате услуг правового и технического характера, которые он полагает, исходя из письменного ответа, подлежащим включению во взыскиваемый в соответствии с нормами Основ законодательства о нотариате тариф, независимо от их фактического оказания, а соответственно вытекает из финансового обеспечения деятельности нотариуса.

Вопросы финансового обеспечения деятельности нотариусов регламентированы Главой 5 «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», утв. ВС РФ 11.02.1993 № 4462-1 (далее по тексту Основы)

Согласно ст. 22 Основ, за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, должностные лица, указанные в части четвертой статьи 1 настоящих Основ, взимают государственную пошлину по ставкам, установленным законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. За совершение действий, указанных в части первой настоящей статьи, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф в размере, соответствующем размеру государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе и с учетом особенностей, установленных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Иной нотариальный тариф в силу ст. 22.1 Основ, может быть установлен законом только за совершение указанных в названной статье действий, для которых законодательством Российской Федерации не предусмотрена обязательная нотариальная форма.

Согласно ст. 23 Основ, источником финансирования деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, являются денежные средства, полученные им за совершение нотариальных действий и оказание услуг правового и технического характера, другие финансовые поступления, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

В силу ч. 2 ст. 41 СК РФ, брачный договор заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Таким образом, положения ст. 22.1 Основ к установлению нотариального тарифа за его удостоверение не применимы и должен взиматься нотариальный тариф в размере, соответствующем размеру государственной пошлины.

Согласно п. 10 ч. 1 ст. 333.24 НК РФ, за удостоверение брачного договора нотариусами государственных нотариальных контор и (или) должностными лицами органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, уполномоченными в соответствии с законодательными актами Российской Федерации и (или) законодательными актами субъектов Российской Федерации на совершение нотариальных действий, государственная пошлина уплачивается в размере 500 руб.

В обоснование своей правовой позиции представитель нотариуса ссылался на положения ст. 22 Основ, как предусматривающую невозможность совершения нотариального действия без взимания нотариального тарифа, определенного ст. 22.1 Основ и главой 25.3 Налогового кодекса РФ.

Представители заинтересованных лиц в судебном заседании в своих возражениях ссылаются также на положения ст. 25 Основ в действующей редакции, устанавливающей право нотариальной палаты устанавливать обязательные для применения нотариусами размеры платы за оказание услуг правового и технического характера, а также на установление ее в обязательных для нотариусов размерах актами федеральной и региональной палат, исходя из экономического обоснования их стоимости соответствующими методическими рекомендациями, и в связи с этим обязанность нотариусов их выполнять и в каждом случае взыскивать плату за оказание названных услуг.

Кроме того, в качестве обоснования необходимости выполнения работ технического и правого характера представители заинтересованных лиц ссылаются на утверждение Приказом Минюста России от 30.08.2017 № 156 Регламента совершения нотариусами нотариальных действий, устанавливающего объем информации, необходимой нотариусу для совершения нотариальных действий, и способ ее фиксирования, который регламентирует значительный объем подлежащих обязательному оказанию услуг технического и правового характера, а именно проверка паспортных данных, дееспособности лиц, истребование сведений ЕГРН в отношении правах на недвижимое имущество.

Оценивая данные возражения, суд исходит из следующего.

Согласно ст. 22 Основ, нотариус, за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, должностные лица, указанные в части четвертой статьи 1 настоящих Основ, взимают государственную пошлину по ставкам, установленным законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. За совершение действий, указанных в части первой настоящей статьи, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф в размере, соответствующем размеру государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе и с учетом особенностей, установленных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Анализируя данную норму, суд приходит к выводу, каким-либо образом последняя оказание нотариусом услуг правового и технического характера не регламентирует, а отказ в совершении нотариального действия со ссылкой на нее нельзя признать законным.

Согласно ст. 25 Основ, в действующей на момент обращения заявителей и рассмотрения дела редакции, полномочия нотариальной палаты определяются настоящими Основами, а также ее уставом. Нотариальная палата представляет и защищает интересы нотариусов, оказывает им помощь и содействие в развитии частной нотариальной деятельности; организует стажировку лиц, претендующих на должность нотариуса, и повышение профессиональной подготовки нотариусов; возмещает затраты на экспертизы, назначенные судом по делам, связанным с деятельностью нотариусов; организует страхование нотариальной деятельности; ежегодно устанавливает обязательные для применения нотариусами размеры платы за оказание услуг правового и технического характера, не превышающие предельных размеров платы за оказание нотариусами услуг правового и технического характера, установленные Федеральной нотариальной палатой; размещает на официальном сайте нотариальной палаты в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» информацию об установленных размерах платы за оказание нотариусами услуг правового и технического характера.

Согласно п. 1.2 Методических рекомендаций по определению предельного размера платы за оказание нотариусом услуг правового и технического характера, утв. решением Правления ФНП, протокол от 28.03.2016 № 03/16, при взимании платы за оказание услуг правового и технического характера нотариус руководствуется требованиями ст. ст. 15, 22, 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (далее — Основы), настоящими Методическими рекомендациями, решениями уполномоченного органа нотариальной палаты субъекта Российской Федерации, а также положениями иных правовых актов, которые регулируют указанные отношения, аналогичные положения содержатся в п. 1.3 Порядка определения размера платы за оказание услуг технического и правового характера, утв. решением Правления ФНП, протокол от 24.10.2016 № 10/16.

Анализируя в совокупности нормы ст. 22, 23, 25 Основ, с учетом вышеприведенных Методических рекомендаций и Порядка, суд приходит к убеждению, что в данном случае ст. 25 Основ Главы 7 (Нотариальная палата, Федеральная нотариальная палата) в приведенной редакции направлена на упорядочение, посредством установления соответствующих полномочий Нотариальной палаты, размера платы взимаемой за оказание услуг правового и технического характера внутри профессионального нотариального сообщества, но не устанавливает каких-либо новых и иных императивных оснований ее взимания, применительно к нормам, регламентирующим финансирование профессиональной деятельности нотариуса ст.ст. 22, 23 Главы 5 Основ, которыми надлежит руководствоваться при разрешении настоящего спора.

Оценивая обоснованность доводов заявителей о незаконности отказа в совершении нотариального действия по мотиву не оплаты услуг правового и технического характера на предмет соответствия требованиям ст. 22, 23 Основ, суд исходит из следующего.

Как следует из правовой позиции, выраженной в Определении Конституционного Суда РФ от 01.03.2011 № 272-О-О, статьи 22 и 23 Основ допускают, помимо оплаты непосредственно нотариальных действий, возможность оплаты и иных услуг, оказываемых нотариусами при осуществлении нотариальной деятельности, указывая среди источников финансирования деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, в том числе денежные средства, полученные им за оказание услуг правового и технического характера.

При этом, предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера по своей сути являются дополнительными (факультативными) по отношению к нотариальным действиям, содержание которых определяется законодательством.

Так, в соответствии со статьями 9, 16, 48 и 50 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус при совершении нотариальных действий обязан обеспечить их законность, соблюдать правила ведения делопроизводства (включая требования к ведению реестра и наследственного дела), оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий. Реализация нотариусами этих публичных обязанностей в ходе совершения нотариальных действий не может одновременно рассматриваться в качестве оказания ими услуг правового и технического характера.

Между тем лицо, обратившееся к нотариусу, не связано необходимостью получения от нотариуса — помимо нотариальных действий — дополнительно услуг правового или технического характера. Получение этих услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер: при его несогласии с формой, структурой, размерами оплаты этих услуг и прочими условиями такие услуги не оказываются, а их навязывание нотариусом недопустимо. Лицо, обратившееся к нотариусу, вправе при необходимости самостоятельно осуществлять соответствующие действия.

То есть, положения Основ законодательства Российской Федерации о нотариате не предполагают возможность взимания за совершение нотариальных действий нотариальных тарифов в больших размерах, чем это определено законодателем, и допускают финансирование деятельности нотариуса за счет оказания дополнительных услуг правового и (или) технического характера, предоставляемых гражданам и юридическим лицам исключительно при наличии их согласия и вне рамок нотариальных действий.

Доводы представителей заинтересованных лиц о неприменимости вышеуказанной правовой позиции при рассмотрении дела судом отклоняются, как противоречащие взаимосвязанному смыслу статей 118 и 125 (части 4 и 6) Конституции РФ, п. 3 ч. 1 ст. 3, ст. 6, ч. 2 ст. 74, ч.ч. 2 и 3 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Суд отмечает, что аналогичная правовая позиция приведена и в Решении Верховного Суда РФ от 22.05.2017 № АКПИ17-193 Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим в части приложения № 1 «Формы реестров регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств, удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах», утв. Приказом Министерства юстиции РФ от 27.12.2016 № 313.

Исходя из этого, оценивая по доводам заявления требование об оплате правовых и технических услуг нотариуса в качестве неотъемлемого элемента нотариального действия или же в качестве дополнительной услуги, оказываемой вне рамок такого действия, суд исходит из следующего.

Согласно ст. 16 Основ, нотариус обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий, с тем чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред.

По смыслу ст. 48 Основ, нотариус при совершении нотариального действия проверяет соответствие такого действия закону, наличие у него полномочий на их совершение, дееспособность лица обратившегося за совершением действия, соответствие документов, представленных для совершения нотариального действия требованиям законодательства. Согласно ст. 54 Основ, нотариус разъясняет сторонам смысл и значение проекта сделки проверяет, соответствует ли его содержание действительным намерениям сторон и не противоречит ли требованиям закона.

Согласно ст. 45.1 Основ, текст нотариально оформляемого документа на бумажном носителе (свидетельство, удостоверяемая сделка, протокол и другие), а также удостоверительная надпись, исполнительная надпись должны быть изготовлены с помощью технических средств или написаны от руки и легко читаемыми. Использование карандаша или легко удаляемых с бумажного носителя красителей, а также наличие подчисток или приписок, зачеркнутых слов и иных неоговоренных исправлений не допускается. В нотариально оформляемом документе на бумажном носителе, состоящем из нескольких листов, листы должны быть прошиты, пронумерованы и скреплены печатью нотариуса, если законодательством не установлен иной способ обеспечения целостности такого документа.

Аналогичные положения содержатся и Методических рекомендациях по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации, утв. Приказом Минюста РФ от 15.03.2000 № 91.

Так, согласно п. 3 Методических рекомендаций, в случаях, когда удостоверяемые, выдаваемые или свидетельствуемые нотариусом документы изложены на нескольких отдельных листах, они прошиваются, а листы нумеруются. Количество прошитых листов заверяется подписью нотариуса с приложением его печати. Согласно п. 4, если документ, подлежащий удостоверению или свидетельствованию, изложен неправильно или неграмотно, нотариус предлагает обратившемуся лицу исправить его или составить новый. По просьбе обратившегося лица документ может быть составлен нотариусом.

Оценивая установленные по делу обстоятельства, подтвержденные представленными доказательствами, суд исходит из того, что брачный договор был составлен заявителями самостоятельно в надлежащей форме, последние не просили от нотариуса совершения действий по его составлению, изменению, изложению в иной формулировке, правовой оценке, не предусмотренной существом нотариального действия, перенесения на специализированные бланки и т.п., отказавшись в письменном виде от получения дополнительных услуг.

В связи с этим, учитывая вышеприведенные положения законодательства, прямо устанавливающие обязанность нотариуса по совершению нотариального действия, в том числе проверку в установленном законом порядке формы и содержания представленного документа, полномочий и дееспособности обратившихся лиц, дополнительный (факультативный) характер услуг правового и технического характера по отношению к нотариальным действиям, содержание которых определяется законодательством, положения которого приведены выше, суд приходит к выводу, что в данном случае проверка представленного договора на предмет наличия оснований для отказа в совершении нотариального действия, предусмотренных ст. 48 Основ, постановка подписи, печати нотариуса, внесение соответствующих данных в реестр нотариуса не является технической или правовой работой, а собственно и есть само нотариальное действие, за которое законом установлена госпошлина (тариф), составляет существо данного нотариального действия и дополнительной услугой технического или правового характера считаться не может. Обязательное требование использования для составления указанного договора специализированного бланка законом не предусмотрено.

Суд также считает возможным отметить, что законодатель в ст. 333.24 НК РФ уже дифференцировал размер госпошлин в зависимости от вида совершаемого нотариального действия и доводы представителя нотариальной палаты области о недостаточности, по ее мнению, этой суммы с учетом инфляционных процессов, не могут быть признаны законным обоснованием отказа в проведении нотариального действия по мотивам необходимости взимания частным нотариусом оплаты сверх тарифа дополнительных услуг, реальное оказание которых в данном случае заявителя не предполагается и ими не требуется.

Судом также отклоняются ссылки представителей заинтересованных лиц на положения Регламента совершения нотариусами нотариальных действий, устанавливающий объем информации, необходимой нотариусу для совершения нотариальных действий, и способ ее фиксирования утв. Приказом Минюста РФ от 30.08.2017 № 156, поскольку данный документ вступил в силу с 01.01.2018 и не являлся действующим на момент получения оспариваемого отказа. Кроме того, данный регламент в приводимой заинтересованными лицами части не противоречит видам и существу совершаемых нотариусом действий, исходя из вышеприведенных положений Основ, а равно не содержит разъяснений по оплате соответствующих услуг.

Доводы об избрании заявителями ненадлежащего способа защиты нарушенного права, судом отклоняются ввиду следующего. Как установлено по делу, заявителями не ставится вопрос об оспаривании размеров и оснований установления платы за услуги правового и технического характера, а оспариваются действия нотариуса выразившиеся в отказе в совершении нотариального действия без оплаты этих дополнительных услуг.

Согласно ст. 49 Основ, заинтересованное лицо, считающее неправильным совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать об этом жалобу в районный суд по месту нахождения государственной нотариальной конторы (нотариуса, занимающегося частной практикой).

Такие дела, в отсутствие спора о праве рассматриваются по правилам Главы 37 ГПК РФ. Спора о праве, подведомственного суду по делу не установлено.

В соответствии со ст. 48 Основ, нотариус отказывает в совершении нотариального действия, если: совершение такого действия противоречит закону; действие подлежит совершению другим нотариусом; с просьбой о совершении нотариального действия обратился недееспособный гражданин либо представитель, не имеющий необходимых полномочии; сделка не соответствует требованиям закона; документы, представленные для совершения нотариального действия, не соответствуют требованиям законодательства. Нотариус по просьбе лица, которому отказано в совершении нотариального действия, должен изложить причины отказа в письменной форме и разъяснить порядок его обжалования. В этих случаях нотариус не позднее чем в десятидневный срок со дня обращения за совершением нотариального действия выносит постановление об отказе в совершении нотариального действия.

На дату подачи заявителями документов в суд, сведений о наличии такого постановления нотариуса у суда не имелось.

При этом, те основания, по которым заявителям было отказано, исходя из письменного ответа нотариуса, вышеуказанной статьей Основ не предусмотрены.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что нотариус Перебейнос М.Л. фактически создала ситуацию, когда заявителям было отказано в совершении нотариального действия по удостоверению представленного им брачного договора из-за навязываемой им оплаты за услуги правового и технического характера, безосновательно к вынесению постановления по ст. 48 Основ, что судом оценивается как отказ нотариуса в совершении нотариального действия, а избранный способ защиты права признается надлежащим.

Оценивая доводы о пропуске срока на оспаривание нотариального действия и доводы представителя заявителей о том, что этот срок не пропущен и подлежит восстановлению, суд исходит из следующего.

Согласно ч. 2 ст. 310 ГПК РФ, заявление подается в суд в течение десяти дней со дня, когда заявителю стало известно о совершенном нотариальном действии или об отказе в совершении нотариального действия. Возможность постановления данного срока по общему правилу не исключается.

Как следует из приведенных материалов дела, нотариусом в совершении нотариального действия отказано 24.11.2017.

Заявители в установленный срок – 01.12.2017 обратились в суд, однако определением суда от 06.12.2017 иск был возвращен в связи с отсутствием доверенности представителя заявителя Петрухиной И.Д., разъяснена возможность повторного обращения в суд, в случае устранения допущенных нарушений. Определение получено заявителями 15.12.2017, после чего устранив недостатки, 20.12.2017 заявители вновь обратились в суд.

Исходя из изложенного, учитывая первичную подачу заявления в суд в установленный законом срок, возврат заявления судьей, и в такой же разумный, не превышающего 10 дней, срок – подачу заявления с устраненными недостатками, суд считает возможным его восстановить и считать не пропущенным.

При таком положении, суд приходит к выводу об обоснованности требований заявителей о признании незаконным отказа нотариуса в совершении нотариального действия – удостоверения брачного договора по мотивам не внесения платы за услуги правового и технического характера и удовлетворяет их в части возложения на нотариуса обязанности его совершения без взимания такой платы.

Между тем, учитывая доводы представителя нотариуса о том, в той форме, в которой в совершении нотариального действия было фактически отказано вне связи с установленными законом, в частности ст. 48 Основ, основаниями без его совершения, изучения представленного документа, проверки иных основания для отказа в совершении действия и реализации таким образом предусмотренных законом полномочий нотариуса, а также то, что иные обстоятельства, связанные с наличием законных оснований для отказа в совершении действия по существу заявителями не оспаривались и предметом судебной оценки не являлись, суд считает возможным удовлетворить требование частично, обязав нотариуса провести без платы за услуги правового и технического характера, при условии отсутствия иных оснований к его совершению предусмотренных законом.

По правилам ст. 98 ГПК РФ с нотариуса Перебейнос М.Л. в пользу заявителя Петрухина Д.В. подлежит взысканию госпошлина, уплаченная при подаче заявления (л.д. 2а).

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд.

РЕШИЛ:

Заявление Петрухин Д.В., Петрухина И.Д. удовлетворить частично.

Обязать нотариуса Смоленского городского нотариального округа Перебейнос М.Л. удостоверить брачный договор от 14.11.2017, заключенный супругами Петрухин Д.В., Петрухина И.Д., с взиманием действующего нотариального тарифа, без взимания платы за оказание услуг правового и технического характера, при отсутствии оснований к отказу в совершении данного нотариального действия, предусмотренных ст. 48 «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате».

Взыскать с нотариуса Смоленского городского нотариального округа Перебейнос М.Л. в пользу Петрухин Д.В. уплаченную при подаче иска госпошлину в размере 300 руб.

Решение может быть обжаловано в Смоленский областной суд через Промышленный районный суд <адрес> в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья                А.В. Калинин

мотивированное решение изготовлено ДД.ММ.ГГГГ

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о