Апелляционное определение Московского городского суда от 18.05.2018г. по делу 33-22004

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 мая 2018 г. по делу N 33-22004

Судья: Александрова М.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда
в составе: председательствующего Федерякиной М.А.
судей Дубинской В.К., Бобровой Ю.М.
при секретаре М.И.
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дубинской В.К.
дело по апелляционной жалобе В.
на решение Головинского районного суда г. Москвы от 25 декабря 2017 года,
которым постановлено:
— в удовлетворении заявления В. о признании незаконным отказа нотариуса в совершении нотариального действия — отказать,

установила:

В. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным отказ нотариуса г. Москвы Б.И. в совершении нотариального действия по свидетельствованию подлинности подписи заявителя под заявлением о государственной регистрации юридического лица при создании по утвержденной форме Р11001. В обоснование требований сослался на то, что 30 сентября 2017 года он обратился в нотариальную контору нотариуса г. Москвы Б.И. для совершения нотариального действия — свидетельствования подлинности подписи заявителя под заявлением о государственной регистрации юридического лица при создании по утвержденной форма Р11001. Нотариус г. Москвы Б.И. отказала в совершении указанного нотариального действия ввиду необходимости оплаты работ правового и технического характера, без которой проставление заверительной надписи невозможно. Заявитель расценивает указанные действия нотариуса как навязывание дополнительных услуг правового и технического характера, полагает незаконным отказ в совершении нотариального действия без внесения предложенной оплаты. Кроме того, нотариусом не было вынесено письменное постановление об отказе в совершении нотариального действия. В судебном заседании В. поданные им требования поддержал в полном объеме.
Представитель нотариуса г. Москвы Б.И. по доверенности Б.О. в судебном заседании просила в удовлетворении заявления отказать, указывая, что отказа в совершении нотариального действия не было, поскольку не было предусмотренных ст. 48 Основ законодательства РФ о нотариате оснований для отказа в совершении нотариальных действий, соответственно требование выдать постановление об отказе в совершении нотариального действия было незаконным и у нотариуса не было обязанности выносить письменное постановление об отказе в совершении нотариального действия. Выполнение работ правового и технического характера является неотъемлемым элементом нотариального действия, без указанных работ не может возникнуть юридическое последствие в виде оформленного нотариального акта. Действующим законодательством предусмотрено, что установленные нотариальной палатой размеры платы за оказание услуг правового и технического характера, не превышающие предельных размеров платы за оказание нотариусами услуг правового и технического характера, установленные Федеральной нотариальной палатой, являются обязательными для нотариусов и не могут быть изменены. Действующими нормами и правилами, обязательными для применения нотариусами г. Москвы с 01.01.2017 года, императивно установлено, что за свидетельствование подлинности подписи на документе взимаемая плата складывается из тарифа, в случае если такое свидетельствование является обязательным в соответствии с законодательством РФ равного государственной пошлине, предусмотренной пп. 21 п. 1 ст. 333.24 НК РФ в размере 200 руб., а в случае если действующим законодательством не предусмотрена обязательная нотариальная форма — предусмотренного пп. 10 п. 1 ст. 22.1 Основ Законодательства РФ о нотариате в размере 200 руб. и размера платы за оказание услуг правового и технического характера 1500 руб. за документ. Все это было разъяснено В. в ответе на его заявление.
Представитель Московской городской нотариальной палаты по доверенности М.С. доводы представителя нотариуса г. Москвы Б.И. поддержала, просила в удовлетворении заявления отказать.
Представитель Федеральной нотариальной палаты о слушании дела извещен, в судебное заседание не явился, просил дело рассмотреть в его отсутствие.
Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит В. по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, утверждая, что суд неправильно установил юридически значимые обстоятельства по делу, неверно применил нормы материального права.
Проверив материалы дела, выслушав пояснения В., нотариуса Б.И., ее представителя по доверенности и ордеру Б.О., представителя Московской городской нотариальной палаты по доверенности Т., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие иных участников процесса, извещенных о дне слушания дела надлежащим образом и находит решение суда подлежащим отмене как постановленное с нарушением норм материального права при несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным по делу.
В соответствии со ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.
Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении «О судебном решении» решение суда является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Указанным требованиям решение суда не отвечает.
Как следует из материалов дела, 30 сентября 2017 года в нотариальную контору нотариуса г. Москвы Б.И. обратился В. для совершения нотариального действия — свидетельствования подлинности подписи заявителя под заявлением о государственной регистрации юридического лица при создании по утвержденной форме Р11001.
В судебном заседании В. пояснил, что при обращении нотариус потребовала оплаты 1 700 руб. за каждый документ, из которых 200 руб. по тарифу за свидетельствование подлинности подписи на документе, а 1 500 руб. за оказание услуг правового и технического характера. После того, как В. отказался оплачивать услуги правового и технического характера, считая их навязанными и не усматривая в них необходимости, нотариус отказала ему в совершении нотариального действия.
Признавая отказ нотариуса в совершении нотариального действия законным, суд исходил из того, что нотариусы, занимающиеся частной практикой, вправе взимать плату за оказание ими дополнительных услуг правового и технического характера.
Коллегия с выводом суда об отказе в удовлетворении требований В. не согласна, поскольку при формировании сделанного вывода суд не учел, что право на взимание платы установлено для нотариуса лишь в случае оказания им дополнительной услуги.
Как разъяснил Конституционный Суд РФ в Определении N 270-0-0 от 01.03.2011 г. статья Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, как следует из ее названия (в редакции Федерального закона от 18 октября 2007 года N 230-ФЗ — «Оплата нотариальных действий и других услуг, оказываемых при осуществлении нотариальной деятельности»), допускает, помимо оплаты непосредственно нотариальных действий, возможность оплаты и иных услуг, оказываемых нотариусами при осуществлении нотариальной деятельности. Это отражено также в оспариваемой заявительницей части первой статьи 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, указывающей среди источников финансирования деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, денежные средства, полученные им за оказание услуг правового и технического характера. Предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера по своей сути являются дополнительными (факультативными) по отношению к нотариальным действиям, содержание которых определяется законодательством. Так, в соответствии со статьями 9, 16, 48 и 50 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус при совершении нотариальных действий обязан обеспечить их законность, соблюдать правила ведения делопроизводства (включая требования к ведению реестра и наследственного дела), оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий. Реализация нотариусами этих публичных обязанностей в ходе совершения нотариальных действий не может одновременно рассматриваться в качестве оказания ими услуг правового и технического характера.
С учетом содержания приведенных разъяснений суду надлежало установить, предлагались ли В. какие-либо дополнительные услуги, находящиеся за рамками совершаемого нотариального действия.
В судебном заседании первой инстанции и судебной коллегии нотариус Б.И., ее представитель пояснили, что в содержание работы нотариуса, за которую требовалось внесение платежа, входил анализ предоставленных заявителем документов, изготовление удостоверительной надписи, внесение сведений, нумерация страниц документа, внесение информации в реестр.
Согласно ст. 80 Основ законодательства о нотариате свидетельствуя подлинность подписи, нотариус удостоверяет, что подпись на документе сделана определенным лицом, но не удостоверяет фактов, изложенных в документе.
Таким образом, совершение всех перечисленных нотариусом действий охватывалось понятием самого нотариального действия, за что заявителем уплачивается пошлина. Правовая экспертиза документа в рамках свидетельствования подлинности подписи, проверка личности подписанта составляет существо нотариального действия, не является дополнительной услугой правового и технического характера.
При таких обстоятельствах у нотариуса не имелось законных оснований для отказа В. в совершении нотариальных действий.
Ссылки нотариуса Б.И., представителя Московской городской нотариальной палаты на платный характер дополнительных услуг и обязательность к исполнению решения о взимании платы правового значения не имеют, поскольку факта оказания таких услуг в данном случае не было доказано.
Учитывая изложенное, решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении заявленных требований в части признания незаконным отказа Б.И. в совершении нотариальных действий по свидетельствованию подлинности подписи заявителя под заявлением о государственной регистрации юридического лица при создании по утвержденной форме.
В судебном заседании В. сообщил, что необходимые документы им уже получены в другой нотариальной конторе, в связи с чем повторное совершение тех же нотариальных действий не требуется.
Руководствуясь ст. ст. 328, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Головинского районного суда г. Москвы от 25 декабря 2017 года — отменить.
Постановить по делу новое решение, которым признать отказ нотариуса г. Москвы Б.И. в совершении нотариальных действий по свидетельствованию подлинности подписи заявителя под заявлением о государственной регистрации юридического лица при создании по утвержденной форме — незаконным.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о