Апелляционное определение Пермского краевого суда от 24.10.2012 по делу 33-9468/2012

Автор: | Ноябрь 1, 2015

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Пермь 24 октября 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе председательствующего Веретновой О.А., судей Заривчацкой Т.А., Чулатаевой С.Г., при секретаре Новгородцевой А.В.,

рассмотрела 24 октября 2012 года в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Поповой Н.Г. на решение Индустриального районного суда города Перми от 02 августа 2012 года, которым постановлено отказать Поповой Н.Г. в удовлетворении требований к нотариусу Д. о признании незаконным отказа в заверении письменной подготовленной доверенности.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Заривчацкой Т.А., судебная коллегия,

установила:

Попова Н.Г. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным отказа нотариуса Д. в заверении письменной подготовленной доверенности. В обосновании требований указала, что 10.04.2012 она и ее муж обратились к нотариусу Д. с просьбой заверить от них обоих доверенность на имя К. Нотариус отказала в удостоверении представленной им письменной доверенности, сославшись на сломавшийся сканер и невозможность перенести (отсканировать) текст с их доверенности на специальный бланк. Впоследствии они обратились к другому нотариусу, который удостоверил данную доверенность. Заявитель считает, что нотариус не исполнила свою обязанность оказывать содействие в осуществление ее права на удостоверение полномочий представителя, отраженных в письменной доверенности.

Нотариус Д. с требованиями не согласилась. В письменных пояснениях указала, что обязанность использования нотариусами бланков единого образца предусмотрена Положением «О порядке изготовления, обращения, учета и использования бланка единого образца для совершения нотариальных действий», утвержденным решением правления Федеральной нотариальной палаты от 22.12.2009. Удостоверение доверенности на представление интересов в суде не является сделкой, подлежащей обязательному нотариальному удостоверению, поэтому обращение доверителя к нотариусу свидетельствует о его согласии на то, чтобы сделка была оформлена в соответствии с требованиями, предъявляемыми к нотариальным документам, в том числе на бланке единого образца. Представитель ответчика в судебном заседании также пояснила, что при обращении Поповых за совершением нотариального действия отказа со стороны нотариуса не последовало. Нотариус объяснила, что на территории РФ введены определенные правила для удостоверения доверенности. Введение бланка направлено на защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц. На предложенные нотариусом условия Поповы не согласились, воспользовались услугами другого нотариуса. В выборе нотариальной конторы истец не была ограничена. Какие именно права истца были нарушены не указано.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Попова Н.Г. просит решение суда отменить, принять новое решение, поскольку выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела и нормам материального права.

Проверив законность и обоснованность решения по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия считает его подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Судом установлено, что 09.04.2012 Попова Н.Г. и Попов А.А. обратились в нотариальную контору к нотариусу Д. за удостоверением доверенности на представление их интересов в суде. У Поповой Н.Г. и Попова А.А. имелся образец доверенности, составленный К. и содержащий информацию о доверителе, уполномоченном лице, полномочиях представителя и сроке действия. Также судом установлен факт обращения Поповой Н.Г. и Попова А.А. к нотариусу Д. по поводу заверения подготовленной доверенности. При этом, как следует из пояснений представителя нотариуса, на обращение заявителей удостоверить изготовленную ими доверенность, нотариус объяснила действующие правила оформления доверенности на специальном бланке. Поповы отказались оформлять доверенность в соответствии с требованиями, предъявляемыми к нотариальным документам, и воспользовались услугами другого нотариуса. Также было пояснено, что Поповы настоятельной просьбы не высказывали, при этом под настоятельной просьбой представитель понимает письменное обращение (л.д. 31,32).

Согласно ст. 16 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1), нотариус обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий с тем чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред.

В соответствии со ст. 59 Основ, нотариус удостоверяет доверенности от имени одного или нескольких лиц, на имя одного или нескольких лиц.

Согласно ст. 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, должностные лица, указанные в части четвертой статьи 1 настоящих Основ, взимают государственную пошлину по ставкам, установленным законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Статьей 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате предусмотрено, что источником финансирования деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, являются денежные средства, полученные им за совершение нотариальных действий и оказание услуг правового и технического характера, другие финансовые поступления, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

Поскольку в силу положений указанных статей, услуги правового и технического характера оказываемые нотариусом являются дополнительными по отношению к собственно нотариальным действиям, постольку отказ лица обратившегося к нотариусу от получения таких услуг не может рассматриваться как отказ от совершения самого нотариального действия. Также необходимо отметить, что письменная форма обращения за нотариальным действием законодательством РФ не предусмотрена, поэтому доводы представителя нотариуса о том, что Поповы на совершении нотариального действия не настаивали, являются несостоятельными, в силу своего противоречия также и факту обращения заявителями на следующий день с аналогичной просьбой к другому нотариусу, что свидетельствует о наличии заинтересованности в удостоверении доверенности.

Для оценки действий сторон также имеет значение тот факт, что как следует из пояснений нотариуса Д., во исполнение решения Правления Федеральной нотариальной палаты от 22.12.2009, протокол № **, при совершении нотариальных действий она вправе использовать только бланки единого образца для повышения эффективности защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц (л.д. 19-20). Таким образом судебная коллегия пришла к выводу, что нотариальное действие не было совершено по инициативе нотариуса.

Из изложенного следует, что вывод суда об отсутствии отказа нотариуса в удостоверении доверенности является неверным. Так как использование специального бланка в силу положений Гражданского кодекса РФ и Основ законодательства Российской Федерации о нотариате для удостоверения доверенности не является обязательным условием, предложение нотариуса на обращение за удостоверением уже подготовленной доверенности оформить данную доверенность на специальном бланке, при наличии установленного намерения лица удостоверить данную доверенность именно в представленном виде, является по сути отказом в совершении нотариального действия.

В соответствии со ст. 48. Основ законодательства РФ о нотариате нотариус отказывает в совершении нотариального действия, если: совершение такого действия противоречит закону; действие подлежит совершению другим нотариусом; с просьбой о совершении нотариального действия обратился недееспособный гражданин либо представитель, не имеющий необходимых полномочий; сделка, совершаемая от имени юридического лица, противоречит целям, указанным в его уставе или положении; сделка не соответствует требованиям закона; документы, представленные для совершения нотариального действия, не соответствуют требованиям законодательства.

При том правомерность отказа в совершении нотариального действия не обусловлена наличием у заявителя права на обращение за совершением нотариального действия к другому нотариусу или удостоверения доверенности в ином порядке, следовательно, данные обстоятельства не имеют правового значения для разрешения данного дела.

Представленная в материалы дела доверенность на К., за удостоверением которой обращалась заявитель, содержит все необходимые реквизиты, предусмотренные статьями 185, 186 ГК РФ. Каких-либо сведений о том, что для удостоверения нотариусу Д. была представлена другая доверенность, не соответствующая по форме или содержанию требованиям законодательства, что не позволяло удостоверить ее в первоначальном виде, в материалах дела не имеется.

Таким образом, решение суда подлежит отмене на основании п. 3 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, в связи несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела. Поскольку материалы дела содержат все необходимые доказательства, обстоятельства, имеющие значения для дела установлены, судебная коллегия на основании ст. 328 ГПК РФ считает возможным отменить решение суда первой инстанции полностью и принять новое решение об удовлетворении заявленного требования.

Поскольку нотариальное действие, в совершении которого было отказано заявителю, совершено другим нотариусом, оснований для обязания его совершения в порядке предусмотренном ст. 312 ГПК РФ не имеется.

Руководствуясь статьей 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Индустриального районного суда города Перми от 02 августа 2012 года отменить.

Разрешить вопрос по существу.

Признать незаконным отказ нотариуса Д. в удостоверении доверенности от имени Поповой Н.Г., Попова А.А. оформленной не на специальном бланке.

Председательствующий:

Судьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *