Апелляционное определение Московского городского суда по делу 33-29079 от 02.08.2016

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 августа 2016 г. по делу N 33-29079

Ф\с Чугаев Ю.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Салтыковой Л.В., судей Гончаровой О.С. и Дорохиной Е.М., при секретаре Т.И. заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Гончаровой О.С. дело по апелляционной жалобе представителя нотариуса Т.А. по доверенности Н. на решение Коптевского районного суда гор. Москвы от 28 апреля 2016 года, которым постановлено:
— Признать действия нотариуса г. Москвы Т.А. в требовании оплатить услуги правового и технического характера незаконными.

установила:

В. обратился в суд с иском к нотариусу г. Москвы Т.А. о признании незаконным отказа в совершении нотариального действия и обязании совершить нотариальное действие. В обосновании заявленных требований В. указал, что за оказание нотариальных услуг с него требовали дополнительную сумму в размере <…>, несмотря на то, что никакие нотариальные действия не производились.
Истец в судебное заседание явился, требования поддержал в части, от требований об обязании совершить нотариальное действие отказался.
Ответчик в судебное заседание не явился, обеспечил явку представителя, который требования не признал, просил отказать, представил письменный отзыв.
Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит представитель нотариуса Т.А. по доверенности Н.
Проверив материалы дела, выслушав представителей сторон, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда постановленного в соответствии с требованиями действующего законодательства и представленных доказательствах.
Из материалов дела усматривается, что 02 марта 2016 г. при личном обращении заявителя в нотариальную контору нотариуса Т.А. для совершения установленных законодательством нотариальных действий по удостоверению доверенности, подготовленной и предоставленной заявителем, ему было предложено оплатить удостоверение данной доверенности вместе с услугой технического и правового характера.
В. отказался оплачивать дополнительные услуги, в связи с чем, доверенность не была заверена. Фактический отказ был устно мотивирован тем, что заявитель отказался оплачивать за заверку доверенности <…>, из них <…> тариф за услуги и <…>.
Нотариусом не был принят во внимание довод заявителя, что государственная пошлина (тариф) за данное нотариальное действие составляет <…>, т.к. доверенность выдается на отца, что подтверждается предъявленным заявителем кроме паспорта, свидетельством о его рождении.
Взимание дополнительной суммы <…> нотариусом обосновано выполнением им «услуг», при этом никаких услуг при данном нотариальном действии нотариусом не производилось, так как ему была предоставлена заявителем готовая доверенность, изготовленная заявителем самостоятельно.
В. было подано письменное заявление о неправомерных действиях нотариуса, принятое нотариусам (вх. <…>.).
На данное заявление ему был направлен ответ от <…> г., из которого следует, что оплата нотариальных услуг, оказываемых при осуществлении нотариальной деятельности осуществляется в соответствии со ст. 22 Основ законодательства «О нотариате». Размеры государственной пошлины установлены Налоговым кодексом РФ, размеры нотариального тарифа — ст. 22.1 Основ законодательства РФ «О нотариате», размер тарифов за правовую и техническую работу установлены ст. 23 Основ и Протоколом N 3 Общего собрания членов Московской городской нотариальной палаты от 15.12.2015 г.
В соответствии со ст. 333.24. Налогового кодекса РФ за совершение данного вида нотариальных действий уплачивается государственная пошлина — за удостоверение доверенностей на право пользования и (или) распоряжения имуществом, за исключением имущества, предусмотренного подпунктом 16 настоящего пункта: детям, в том числе усыновленным, супругу, родителям, полнородным братьям и сестрам — 100 рублей.
В соответствии с Основами законодательства РФ «О нотариате» от 11.02.1993 г. N 4462-1, за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, взимают государственную пошлину по ставкам, установленным законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.
За совершение действий, указанных в части первой настоящей статьи, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф в размере, соответствующем размеру государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе.
Постановка подписи, печати нотариуса, внесение соответствующих данных в реестр нотариуса не является технической или правовой работой, а собственно и есть само нотариальное действие, за которое законом установлена госпошлина (тариф), составляет существо данного нотариального действия и дополнительной услугой технического или правового характера считаться не может.
Суд правильно сослался на Определение Конституционного Суда РФ от 01.03.2011 N 272-0-0, в котором установлено, что статья 22 Основ законодательства Российской Федерации «О нотариате», допускает, помимо оплаты непосредственно нотариальных действий, возможность оплаты и иных услуг, оказываемых нотариусами при осуществлении нотариальной деятельности. Это отражено также в части первой статьи 23 Основ законодательства Российской Федерации «О нотариате», указывающей среди источников финансирования деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, денежные средства, полученные им за оказание услуг правового и технического характера.
Предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера по своей сути являются дополнительными (факультативными) по отношению к нотариальным действиям, содержание которых определяется законодательством.
Так, в соответствии со статьями 9, 16, 48 и 50 Основ законодательства Российской Федерации «О нотариате», нотариус при совершении нотариальных действий обязан обеспечить их законность, соблюдать правила ведения делопроизводства (включая требования к ведению реестра и наследственного дела), оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий. Реализация нотариусами этих публичных обязанностей в ходе совершения нотариальных действий не может одновременно рассматриваться в качестве оказания ими услуг правового и технического характера.
Между тем лицо, обратившееся к нотариусу, не связано необходимостью получения от нотариуса — помимо нотариальных действий — дополнительно услуг правового или технического характера. Получение этих услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер: при его несогласии с формой, структурой, размерами оплаты этих услуг и прочими условиями такие услуги не оказываются, а их навязывание нотариусом недопустимо. Лицо, обратившееся к нотариусу, вправе при необходимости самостоятельно осуществлять соответствующие действия.
Суд первой инстанции проанализировал положения Основ законодательства Российской Федерации «О нотариате» и правильно указал, что данные положения закона не предполагают возможность взимания за совершение нотариальных действий нотариальных тарифов в больших размерах, чем это определено законодателем, и допускают финансирование деятельности нотариуса за счет оказания дополнительных услуг правового и (или) технического характера, предоставляемых гражданам и юридическим лицам исключительно при наличии их согласия и вне рамок нотариальных действий.
В соответствии со ст. 48 Основ, нотариус отказывает в совершении нотариального действия, если: совершение такого действия противоречит закону; действие подлежит совершению другим нотариусом; с просьбой о совершении нотариального действия обратился недееспособный гражданин либо представитель, не имеющий необходимых полномочии; сделка не соответствует требованиям закона; документы, представленные для совершения нотариального действия, не соответствуют требованиям законодательства. Нотариус по просьбе лица, которому отказано в совершении нотариального действия, должен изложить причины отказа в письменной форме и разъяснить порядок его обжалования. В этих случаях нотариус не позднее чем в десятидневный срок со дня обращения за совершением нотариального действия выносит постановление об отказе в совершении нотариального действия.
На дату подачи заявителем документов в суд, сведений о наличии такого постановления нотариуса у суда не имелось.
Таким образом, суд пришел к правильному выводу, что В. обратившись к нотариусу с подготовленной им самим доверенностью, напечатанной на бумаге, имел право на удостоверение данной доверенности по существующим тарифам без дополнительной перепечатки на бумаге Гознака.
При таких обстоятельствах, суд пришел к правильному выводу, что нотариус г. Москвы Т.А. фактически создал ситуацию, когда В. был вынужден отказаться от совершения нотариального действия по удостоверению представленной им доверенности из-за навязываемой ему оплаты за услуги правового и технического характера, что суд обоснованно оценил, как отказ нотариуса в совершении нотариального действия.
Довод представителя ответчика, что при посещении нотариуса В. доверенность не предъявлял, а дал только листок с адресом, противоречит объяснениям истца и представленными доказательствами. Так суду представлена доверенность, удостоверенная нотариусом г. Москвы Ч. от <…>.
Как пояснил истец, он после того, как ему отказали в удостоверении представленной им доверенности в нотариальной конторе нотариуса Т.А., В. обратился с ней же к нотариусу Ч., которая удостоверила представленную доверенность в соответствии с тарифом, без взимания услуг правового и технического характера.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения. Суд дал правовую оценку представленным доказательствам и применил закон, подлежащий применению к данным правоотношениям. Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, судом не допущено.
Доводы апелляционной жалобы на неполноту исследованных судом обстоятельств, направлены на переоценку доказательств, которые были предметом исследования суда первой инстанции и им дана надлежащая оценка. Апелляционная жалоба не содержит оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, для отмены решения.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Коптевского районного суда гор. Москвы от 28 апреля 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя нотариуса Т.А. по доверенности Н. — без удовлетворения.

1
Отправить ответ

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Сергей Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Сергей
Гость
Сергей

За документ — глубочайше благодарен. Не перестаю поражаться обилием нарушений принципа единообразия толкования и применения судами норм права. По-простому сказать — бардаком в судах. Вот мой «подопечный» нотаряка мне ссылок напихал в ответ на заяв. об отказе от УПТХ, вместо постановления об отказе в совершении НД. Тот же самый Мосгорсуд пишет: Апелляционное определение Московского городского суда от 26.07.17 по делу №33-29249/2017; Апелляционное определение Московского городского суда от 10.05.17 по делу №33-14785/2017. Плюс пара апел. опред. Свердловского областного суда, плюс апел.опед. Ульяновского областного суда. И плюс, не пойму к чему это он подсунул — решение ВС РФ от 22.05.17 по делу… Подробнее »